Версия для печати

Жатва. Урожай очередных рабов

ИТОГ

Уже хотела выключать компьютер, но не могу не написать. За последних несколько дней случилось несколько похожих событий. 

В Греции ожидают смерти своих стариков, чтобы пополнить бюджет. До 2060 года соберется неплохая сумма. Тут шутят - "хороший пенсионер - мертвый пенсионер". Другими словами, политики и их политические силы надеются пополнить бюджет не за счет роста экономики и инвестиций, а освободившимися пенсиями умерших пенсионеров. В Греции скандал, но никто не вышел на улицы защитить своих стариков. 

В России полиция избила протестовавших детей. Детей в прямом смысле слова. Били не шуточно, били по-настоящему. Никто не вышел защитить свое еще не отравленное потомство. 

В Украине сегодня в некоторых городах уже выстроились длинные очереди пенсионеров за гречкой и подсолнечным маслом. Украинских стариков не унижают ни пайки для нищих, ни очереди. Как-то особенно понимаешь, что четыре года тому произошла и победила "революция достоинства". 

И, последнее. Я вчера услышала, что в Украине, чтобы получить субсидии, молодые не регистрируют браки, а старики разводятся. То есть, ради того, чтобы тебе на ладонь упало несколько крошек со стола правящих страной сволочей, уже не важны любовь, прожитые вместе годы, сантименты и чувства. 

Все, что я перечислила выше, роднит одно - системы продолжают собирать свою жатву рабов. При каждом режиме, каждое десятилетие, до и после революций, во время войны, в мирное время, урожай рабов из нового поколения готов к жатве. Рабы, влюбленные в своих угнетателей, рабы, которые оправдывают свои блеклые жизни тем, что у них "неправильная" власть и готовые опять тасовать засаленную колоду бывших и будущих властителей, рабы, не способные забрать у воров свое достоинство и свой хлеб, вместо крошек. 

Поэтому ни в Греции, ни в России, ни в Украине никто на улицы не выйдет. Мы уже перешли Рубикон, мы уже там, где не любят стариков и детей. В той пустыне, где самое дорогое готовы принести в жертву крошкам со столов политических режимов. 

Это реальность тех ужасов, о которых мы читали, но не верили. Для нас пустые города и грязные люди в лохмотьях, готовые убить за хлеб или монету, были всего лишь экшеном. А теперь мы сами погрузились в толпу, в страну, где обитают существа, похожие на людей, лишенные чувств и достоинства. Те, из которых изъяли все, кроме основных животных инстинктов - пожрать, поср#ть и кого-нибудь родить. 

Существа, которые придут на поклон к урнам по насыпанной гречкой дорожке. Существа, готовые отдать детей на растерзание псам, охраняющим режимы, и отпраздновать смерть своих стариков, потому что их невостребованные пенсии пополнят бюджет их страны... 

Мы уже там, где за убитых на войне платят деньги и прощают кредиты, а вернувшихся  живыми сажают в тюрьмы. 

Мы уже там, где нет ни душ, ни умов, ни Бога, ни любви. 

Мне больше вам нечего сказать...

 

Елена Ксантопулос

Назад в архив Версия для печати