Фото из сети

Восстание чисел

Их было бесчисленное множество. Не похожих друг на друга, очень серьезных и уверенных в своей исключительности. Да они такими и были, гордые собою и своей функцией. Выстраиваясь в горизонтальные шеренги, нависая в вертикальных столбиках, сливаясь вместе – каждая из них оставалась сама собой.

Очень часто они, всегда вынужденно, символизировали собою ложь, скрывали человеческие грехи, в первую очередь, грех воровства. Но они тяготились этим и всегда были готовы вернуться в свою естественную чистоту, коллективную и индивидуальную.

Многим они казались бесчувственными, мертвыми. Поскольку многие из нас, людей, были попросту не способны понять их. А некоторые, плохо образованные, не доверяли им, считая их выстраивание в шеренги и столбики в определенной последовательности опасным для себя. Так было всегда, с тех далеких времен, когда пониманием их владели избранные.

Потом, спустя тысячелетия настала эпоха всеобщей грамотности. И вместе с нею пришло понимание чисел. Цифры, составляющие числа, стали основным инструментом нашего, человеческого благополучия.

Совсем недавно я узнал: министерство здравоохранения Украины ликвидировало у себя институт, систему медицинской статистики. Так пожелала бывшая и.о. министра Супрун. Сегодня мы не знаем о себе и наших пациентах многое. В нашей бурно европеизирующейся стране мы сегодня работаем, не зная, а догадываясь, чувствуя.

… Ночью я наблюдал такое. Числа, короткие и длинные боролись друг с другом, избивая друг друга короткими и длинными деревянными палками. Они восстали из-за ненужности и бесцельности своего дальнейшего существования. С ужасом я наблюдал жуткое побоище абсолютного зла с самим собой. Постепенно в этом беззвучном месиве ярости появился лидер. Это был свирепый и округлый Ноль. Он, в силу своей полной округлости, был неуязвим.

Утром я проснулся с тяжелой головной болью. Днем мы обсуждали свои профессиональные проблемы. 2019 год, ноябрь, в аудитории пятнадцать врачей и клинических психологов. Мы говорили о состоянии психиатрической системы, спорили, предлагали решения. Нашу затянувшуюся дискуссию остановил сидевший с нами отец психически больного юноши: мы всегда стараемся привлекать его к подобным дискуссиям.

Прежде молчавший, он задал всем нам единственный вопрос: «Вы спорите о будущем, у вас благородная цель. Но как вы можете предполагать что-то конкретное, если государство отказалось от ведения медицинской статистики?»

Именно тогда я вспомнил свой ночной сон. Оказалось – вещий.

Семён Глузман

Назад в архив Версия для печати