Фото из сети

У дьявола много лиц

Он классик. Сегодня в российской психиатрической науке молодым исследователям его представляют как одного из самых успешных, лучших. Сейчас он стар, наукой не занимается, всё-таки 90 лет…

Видел его однажды. И много о нём слышал от его московских коллег. В странные годы горбачевских вольностей двое известных московских профессоров, работавших рядом с ним, поделились со мной впечатлениями о нём, прежде – самым близким соратником и последователем академика Снежневского. Тогда – покойного. Третий, прошедший в Москве докторантуру под его руководством, вернувшись в Украину, также много рассказал о нём. Обобщив его образ очень впечатляющим словом – мафиози.

А еще мне достаточно много о нём и его шефе Снежневском рассказали канадский профессор Гарольд Мирски, американец Мэл Сабшин, француз Сирил Куперник и россиянин Юрий Нуллер. Все они утверждали: Снежневский действительно был талантливым, умным психиатром, но автором социально опасной концепции так называемой вялотекущей шизофрении. А я уже знал о Снежневском и другое, со слов служившей комиссаром в его психиатрическом госпитале во время войны. Об ином Снежневском, добром к пациентам, честном и порядочном человеке. Такая вот эволюция, спустя годы стал палачом.

Что ж, со Снежневским, полагаю, давно разбирается Всевышний. С сознательным грешником, верой правдой служившим КПСС и КГБ. Понимаю, действительно талантливый был человек. Впрочем, и нацистский врач доктор Менгеле был талантливым исследователем… 

А я пишу о профессоре Смулевиче. Это ему днями исполнилось 90 лет. В советские времена он экспертизой арестованных диссидентов не занимался, только исследовал. Его грех в ином, в насаждении под руководством Снежневского той самой вялотекущей шизофрении. Думаю, его грех тяжелее, нежели у другого московского профессора психиатрии, вынужденно поставившего свою подпись под комиссионными решениями, признавшими психически больными совершенно здоровых людей. И, тем самым, обрекавших их на многолетние мучения в специальных психиатрических больницах МВД СССР. 

Он, тихий, вполне мирный человек, прошел сквозь плен и заключение в нацистском лагере смерти. Выжил, стал профессором, но всегда помнил, что его прошлое помнят и «органы». В Советском Союзе такая биография всегда оставалась подозрительной.

В период горбачевских гласности и перестройки Смулевич совершил типичный в советской номенклатурной среде кульбит в воздухе. О вялотекущей шизофрении на время забыл, неожиданно стал адептом психоаналитического учения, прежде в СССР гонимого, запрещенного. Сейчас отдыхает. И принимает искренние поздравления от российских коллег. И не только от российских, вот и руководство Всемирной Психиатрической Ассоциации его поздравило.

Теологи утверждают, что у дьявола много лиц. Сегодня в России легко верить в добрые дела сатаны. Архивы закрыты, информированные о советских реалиях психиатры предпочитают молчать. Или шепчутся на кухнях. 

Мне искренне жаль моих российских коллег. Здесь, в Украине, открыты архивы, на мой взгляд, излишне открыты. Любой желающий имеет доступ к следственным и судебным делам КГБ. Да и медицинские документы жертв, «лечившихся» в Днепропетровской психиатрической больнице МВД СССР давно рассекречены.

Придет время, и в России откроют архивы. И в институте судебной психиатрии имени Сербского, и в КГБ-ФСБ, и в российских специальных психиатрических больницах, и, даже, «Особую папку» Политбюро ЦК КПСС, А тогда историки легко подсчитают, какое число людей в советской России получило клеймо «вялотекущей шизофрении» по политическим мотивам. И страшно поэтому было мучимо.

Понимаю, судить виновных врачей не будут. Слишком давняя история. Но грех будет назван грехом.

Семён Глузман

Назад в архив Версия для печати