Версия для печати
А.Тимошенко, В.Остапенко, Ю.Тимошенко

Таран против хера. Часть седьмая

 
Возвращаясь к интервью Игоря Тарана Лига.нет, стоит обратить внимание на замечание издания о том, что «в рассказе Игоря Тарана очевиден конфликт интересов: между ним и Хорстом  Гассманном существует имущественный конфликт». 
 
Конфликт этот, естественно существует, как данность между бывшими партнёрами, один из которых оказался обманутым другим. Но, когда Лига.нет, публикуя так называемые «опровержения» хера Гассманна, игнорирует документы, предоставленные изданию Игорем Тараном, то создаётся конфликт между изданием и тайным свидетелем, у которого журналист брал интервью. 
 
Например, «в интервью Таран указывает, что являлся моим партнером. Это очень большое заблуждение. Чтобы быть партнером, нужно обладать капиталом. Немецкий инвестор знает Игоря Тарана как водителя и своего наемного рабочего, но, увы, не самого лучшего».
 
Конечно, Игорь Таран не обладает капиталом. Его отец не воевал в карательных отрядах на оккупированных территориях СССР. И его отец не привёз с войны мешок с драгоценными камнями, - как Альфред Гассманн, - который был очень тяжёл для подростка Хорста Альфонса. И не Игоря Тарана, а вырастающего в хера маленького Хорста Альфонса ослеплял свет этих камней, когда он любовался ими.
 
Это перед тем, как назвать Игоря Тарана «водителем» и «наёмным рабочим», хер Хорст Альфонс Гассманн возьмёт именно его в Антверпен, чтобы продать там местным ювелирам украденные отцом-карателем во время войны камни. Возьмёт совершенно не случайно, а заранее всё продумав. Получилось именно так, как и предполагал хер.
___________________________________________________________________________________________________________
 
___________________________________________________________________________________________________________
 
Игорь Таран и хер зашли в Антверпене к ювелиру, который сразу определил, что камень, величиной с перепелиной яйцо с фермы Александра Геннадьевича Тимошенко, происхождением из царской России. 
 
- Да-да, - согласился хер. – Это его камень.
 
И хер Хорст Альфонс указал на стоящего рядом Игоря Тарана, поясняя, что тот приехал из России, а камень принадлежит его бабушке.
 
Ювелиру, на самом деле, было всё равно, чей камень, и он купил его.
 
Далее. Своему «наемному рабочему, увы, не самому лучшему», хер Гассманн даёт генеральную доверенность на представление своих интересов в Украине. 
 
Так было с компанией ДП «Альга Днепропетровск», основанной  28 мая 2002  года и в которой Игорь Таран числится директором. Так было и с ООО «Альга-Запорожье», открытого 30 августа 2004 года, где Игорь Таран тоже был руководителем.
 
Более того, имея на руках от хера Хорста Альфонса Гассманна генеральную доверенность, он подписывался вместо доверителя во всех официальных документах, включая нотариально заверенные, с формулировкой: «по генеральной доверенности подписал Игорь Таран».  И об этом, повторюсь, журналист Лига.нет знал из документов, предоставленных ему Игорем Тараном. Херу Гассманну журналист, публикуя его комментарии, поверил на честное немецкое слово. 
 
В подтверждение выше сказанному, на примере Запорожской «Альги» докажем, как врёт хер Гассманн, утверждая, что Игорь Таран работал водителем и наёмным рабочим, херовым и херовым.
 
Хер с ним, с мостом в Запорожье
 
Итак, летом 2004 года хер Хорст Альфонс Гассман и Игорь Таран прибывают в Запорожье. В то время мэром города был Евгений Карташов, друг хера и частый гость в его родном Дуйсбурге.
 
Мэр Евгений Карташов задумал строить в своём городе новые мостовые переходы через Днепр. Ему нужна была строительная техника, в поставках которой по всему миру преуспел его друг, хер Гассманн, а также специалист по отмыванию «чёрного» нала, коим также являлся всё тот же хер. Тем более, что Евгений Карташов заручился поддержкой не только председателя Запорожской облгосадминистрации Владимира Березовского, но и Дмитрия Табачника, на тот момент вице-премьер-министра Украины.
 
Дмитрий Табачник, ради поддержки этого проекта и Евгения Карташова, 19 июня 2004 года посетил с рабочей поездкой Запорожье, вместе с тогдашними нардепами Игорем Шаровым и Ярославом Сухим. «Вицик» Табачник заявил, что в полном объёме изучил транспортные проблемы города и заключение специалистов, допустивших возможность строительства мостовых переходов. Кроме того, Дмитрий Табачник публично подчеркнул свою глубокую мысль о том, что  никакой заповедник не может быть важнее, чем удобства от новых мостов для жизни граждан Запорожья.
 
В Запорожье гостям, херу и Игорю Тарану, Евгений Карташов устраивает настоящий праздник, растянувшийся на несколько дней. Главным действующим лицом этого праздника стал хер Хорст Альфонс Гассманн, которого на Хортице приняли в казаки.
 
То есть, сын эсэсовца-карателя стал запорожским казаком.
 
Всё происходило традиционно. Херу надели казацкие шаровары, красные сапоги и  шапку, которую с херовой головы арапником сбил казак. Хер Хорст Альфонс устоял на ногах, и за это ему преподнесли на сабле стакан водки, который тот, естественно, держа саблю обеими руками, выпил.
 
После этого ритуала хер Гассманн, опьяневший и эмоционально взвинченный, носился с саблей по острову до тех пор, пока не свалился в какую-то яму с водой, откуда его благополучно за ноги вытащили сопровождающие. И именно здесь, на Хортице, были заложены основы фирмы, на которую и мэр Карташов, и хер Гассманн возлагали большие надежды в целях собственных заработков. 
 
Хер оговорил не только свою долю в создаваемой фирме (55%), но и поставил условие новым компаньонам: ООО «Альга-Запорожье» должен возглавить его доверенное лицо в Украине Игорь Таран. Компаньоны с этими условиями согласились. Но так как ни мэр Евгений Карташов, ни председатель Запорожской облгосадминистрации не могли войти в состав учредителей фирмы, они поставили вместо себя своих доверенных людей. Вот их список:
 
- Печененко Наталья Юрьевна с долей в 15%;
 
- Березовский Сергей Владимирович, полный тёзка сына председателя Запорожской облгосадминистрации, с долей в 15%;
 
- хер Хорст Альфонс Гассманн с долей в 55%;
 
- Витвицкий Сергей Анатольевич с долей в 7,5%;
 
- Михайленко Татьяна Ивановна с долей в 7,5%.
 
Директором ООО назначили Игоря Тарана. Фирма была зарегистрирована 30 августа 2004 года, в тот самый день, когда мэр Запорожья Евгений Карташов торжественно поздравил подрядчиков с первым рабочим днём на строительстве моста и персонально забил колышек в том месте, где была запланирована установка мостовой опоры № 1. За осутствующего у нотариуса хера подпись, согласно генеральной доверенности, подписался Игорь Таран.
 
Казалось бы, процесс пошёл. Но протрезвевший запорожский казак хер Гассманн внезапно передумал участвовать в этом проекте. Для него это оказалось слишком мелким. И тогда в дело подключился Александр Геннадьевич Тимошенко.
 
Владелец перепелиной фермы по-деловому оценил участие хера в этой программе и рассказал своим давним партнёрам о перспективах развития их фирмы. Разумеется, на условиях конспирации.
 
Александр Тимошенко сказал, что сейчас ими готовится государственный переворот и в течение полугода – максимум, года – они свергнут Леонида Даниловича Кучму, и тогда ««Мама» станет премьером или, даже, президентом Украины». Как показали последующие события в стране, план Александра Геннадьевича Тимошенко осуществился с математической точностью.
 
Уже потом, на Майдане 2004 года, Игорь Таран, общаясь с высокопоставленными функционерами, близкими к Юлии Владимировне, услышал подробности этих планов.
 
- А если вдруг Виктор Ющенко умрёт? – вопрошал Таран. – Что будет дальше?
 
- Похороним торжественно, с почестями, - отвечал Игорю Тарану известный приближённый к телу Юлии Владимировны её однопартиец. – Тогда Юля станет президентом, больше некому!
 
Виктор Андреевич выжил. И стал Президентом Украины, назначив 8 февраля 2005 года Юлию Владимировну Тимошенко премьер-министром страны. К этому времени её муж, перепелиный бизнесмен Александр Геннадьевич Тимошенко уже разработал вместе с хером Гассманном новый план построения мостовых переходов через Днепр в Запорожье. Вот как вспоминает об этом Игорь Таран:
 
- «Мама» выделит на строительство объекта 6 миллиардов гривен, - уверял муж и, естественно, знаток «Мамы».
 
Эти 6 миллиардов планировалось получить на фирму «Альга-Запорожье» следующими траншами: сразу – 3 миллиарда, потом каждые полгода по 500 миллионов гривен. При этом, «Мама», со слов её перепелиного мужа, хотела получить с 6 миллиардов «откат» в 2 миллиарда гривен.
 
Александр Геннадьевич Тимошенко заверял компаньонов, что лицензию на все виды строительства (кроме строительства АЭС) лично министр оформит дней за десять максимум. Он подтверждал, что хорошо, что фирма эта не только что создана, и у профильных министров не будет вопросов к ней. Тем более, что 19 октября 2004 года, как раз накануне первого Майдана, на левом берегу Днепра в Запорожье заложили первую опору будущего моста. 
 
На том самом месте, где летом мэр Евгений Карташов забивал первый колышек, в этот октябрьский день 2004-го он и председатель Запорожской облгосадминистрации Владимир Березовский нажали вместе кнопку машины, и первый бетон подали в основу этой опоры. Пресс-служба ОГА возрадовалась этому событию: «на строительной площадке взвилась красноречивая надпись: «До завершения строительства автомагистрали осталось 1825 дней!».
 
Но Игорь Таран, в отличие от оптимистов из пресс-службы Запорожской ОГА, был реалистом, и спросил Александра Тимошенко: 
 
- А что будет, если вдруг «Маму» снимут с должности премьера?
 
Ответ мужа «Мамы» был прямолинеен. Мол, освоим, сколько успеем, а если «Маму» снимут, законсервируем стройку и на этой консервации заработаем ещё миллионов двести.
 
Тем временем хер Хорст Альфонс Гассманн выстраивал детали технической стороны строительства. С поставкой бэушной техники по завышенным ценам у него всё было отлажено до мелочей. Вдобавок к этому, он предложил, вместо бетоновозов-миксеров, использовать специальные речные суда, на которых установлены бетонные заводы. Эти суда он планировал оформить на свою оффшорную компанию с тем, чтобы их своей же фирме ООО «Альга-Запорожье»  сдавать в аренду. Кроме того, говорил хер, если учёт миксеров можно вести по отгрузкам на бетонных заводах, то бетон с речного судна подсчитать практически невозможно. И в этом хер видел дополнительный заработок для себя.
 
И дело бы пошло, и, без сомнения, фирма, в которой хер был главным акционером, а Игорь Таран – директором, освоила бы эти 6 миллиардов гривен, если бы не жадность мужа «Мамы».
 
Хер Хорст Альфонс Гассманн и Александр Геннадьевич Тимошенко. Фото Игоря Тарана
 
Сделав все расчёты, хер сказал Александру Тимошенко, что 2 миллиарда гривен «отката» для «Мамы» - это очень много, и что он не сможет это провернуть. То есть, даже для хера Гассманна аппетиты семьи Тимошенко оказались неподъёмными. Но Александр Геннадьевич аргументировал эту сумму не только запросами своей семьи, включая дочку и её ближайшую родню, а и тем, что половину «отмытых» денег (1 миллиард гривен) нужно отдать Виктору Андреевичу Ющенко.
 
Одновременно с возмущением хера, от работы в этом проекте отказался Игорь Таран.
 
- Я сказал Саше Тимошенко, что не хочу быть крайним в отмывании двух миллиардов гривен, что за это точно посадят. Он ответил, что, мол, не переживай, «Мама» тебя освободит, - рассказывает Игорь Таран.
 
Узнав, что Игорь Таран отказывается быть директором этой фирмы-«прачечной», хер Гассманн ответил Александру Тимошенко с прямотой сына карателя:
 
- Если Игорь не будет директором, я не буду участвовать в строительстве моста.
 
На том всё и застопорилось. 
 
Это, опять-таки, к вопросу о том, каким «водителем» и «не самым лучшим наёмным работником» для хера Хорста Альфонса Гассманна был Игорь Таран.
 
В сентябре 2005 года Юлию Владимировну Тимошенко, как и предполагал Игорь Таран, сняли с поста премьера. Но, по всей видимости,  эти запланированные к отмыванию 6 миллиардов гривен «освоила», несмотря на отсутствие моста, другая фирма, согласившаяся с условиями «Мамы» 
 
10 октября 2009 года, ставшая премьером во второй раз, Юлия Владимировна Тимошенко прилетела в Запорожье с рабочей поездкой, где сказала, что на строительство моста правительство выделило 50 миллионов гривен, добавив признание вышесказанному нами предположению:
 
- Я знаю, что сейчас смета мостов достигает уже 5 миллиардов гривен. Поэтому считаю целесообразным в дальнейшем привлекать зарубежные кредитные ресурсы под государственные гарантии.
 
То есть, государство должно гарантировать отмывание денег на строительстве моста? Даже хер Гассманн до такого бы в Германии не додумался!
 
А 24 февраля 2010 года на заседании Кабмина были утверждены титул и смета на сумму 5 миллиардов 311 миллионов гривен строительства мостовых переходов через Днепр в Запорожье. 
 
И настала очередная годовщина строительства моста – 30 августа 2017 года. Менялись губернаторы Запорожья и мэры, менялись премьеры и президенты… 
 
- Закопали в землю 3 миллиарда гривен, нужно ещё 8 миллиардов, - сказал заместитель министра по вопросам евроинтеграции Виктор Довгань.
 
Значит, расчёты перепелиного босса, Александра Геннадьевича Тимошенко, в 6 миллиардов гривен, были недалеки от истины?
 
В нашей же истории главным событием стало возведение хера Гассманна, который «за компанию не удавился», в запорожские казаки. И хер с ним, с тем недостроенным мостом и с недополученной прибылью.
 
P.S. Для информации наших постоянных читателей: мы рассылаем каждую опубликованную статью на нашем сайте в зарубежные влиятельные издания Европы и Америки. Персоной бывшего тайного свидетеля Игоря Тарана заинтересовались редакции неких западных СМИ, в частности, Германии. Последних интересуют похождения их соотечественника, хера Хорста Альфонса  Гассманна, который в фатерлянде позиционирует себя как порядочный бюргер и предприниматель. И они попросили нас дать контакты Игоря Тарана на предмет записи интервью с ним. Просьбу эту мы, естественно, удовлетворили. 
 
Геннадий Устинов
Главный редактор издания
 
Назад в архив Версия для печати