Фото автора

Так было. И так есть

Так было. Мы, советские политзаключенные, как могли, сопротивлялись.

Письмами и заявлениями в равнодушные к нашей судьбе всевозможные государственные органы, обращениями к зарубежной общественности и, разумеется, голодовками протеста. Мы не ожидали ответа на наши требования, мы попросту реагировали, противостояли тоталитарному злу.

Комитет Государственной Безопасности, открыто присутствовавший в наших зонах, реагировал по своим отработанным десятилетиями «понятиям». Ставшие на путь исправления зэка и тайные агенты распространяли информацию о том, что «эти антисоветчики и националисты за каждый день голодовки получают доллары на свои счета в швейцарском банке!» Семидесятые годы прошлого века, тоталитарный СССР, а тут – доллары, счет в зарубежном банке, Швейцария…

Так работал КГБ. Неэффективно работал. 

Мой лагерный товарищ (назову его Х.) активно участвовал в лагерном сопротивлении. И в голодовках протеста, совсем не оплачиваемых, разумеется.

Искренний, очень чистый и прямолинейный человек, он, в совокупности, отбыл в тюрьмах и лагерях 17 лет. Три судимости.

Его сын, прекрасно образованный, успешный современный специалист, посмел задать мне посредством фейсбука вопрос: какие деньги, в каком количестве и от кого получал я, сопротивляясь реформаторской активности и. о. министра здравоохранения Супрун.

Я не читаю свой фейсбук, более того, не ставлю там свои тексты самостоятельно. Узнал об этом вопросе только сегодня.

Мои близкие рассказали мне об этом с осторожностью, не желая ранить меня. Что ж, обо мне писали многое, особенно в СССР, когда не было на историческом горизонте ни независимой Украины, ни министра-разрушителя Ульяны Супрун.

Понимаю, так устроен мир. Ульяна Супрун – правильная, этнически очевидная украинка. Да и по-украински говорит почти правильно.

А я-то всю свою сознательную жизнь думал, что зло и глупость не имеют национальности.

Ошибался.

Семён Глузман

Назад в архив Версия для печати