Фото из сети

Сыграли. В чужую игру

Винюсь, не увидел, что приказ госпожи Супрун был опубликован.

Остальное, к сожалению, соответствует действительности полностью. Более того, спустя несколько часов после публикации моего текста, достаточно выразительно отреагировали власти некоторых регионов, прежде необдуманно согласившиеся на предложение минздрава вслепую.

Вот этот текст:

«Наступление на здравый смысл продолжается. Самоуверенное. Безапелляционное. Поскольку и.о. министра Супрун уходить с должности не собирается. 23 марта 2018 года она подписала приказ № 516 с туманным, невразумительным названием «Про затвердження Переліку спеціальних закладів з надання психіатричної допомоги». Приказ фактически засекречен, на сайте МОЗ его нет. 

И хотя такой документ бесспорно ухудшает положение психически больных, их близких, родственников – он запущен для исполнения через преданных помощнику и.о. министра лиц без соответствующей регистрации в Министерстве юстиции Украины. 

На самом деле речь идет о продолжении плана министерства рассредоточить контингент Днепропетровской психиатрической больницы со строгим наблюдением по обычным психиатрическим больницам в шести регионах. По шести бедным больницам, находящимся в сельской местности. Расшифрую: туда, в эти бедные сельские больницы, переведут для лечения и содержания больше шести сотен психически больных людей, совершивших тяжелые насильственные правонарушения в виде жестоких расширенных убийств, истязательств и т.п.

Но… благородные мотивы требуют материального подкрепления. А его нет. И не будет. 

У центральной власти на это денег нет. Местные власти также на такое дорогостоящее мероприятие средств не имеют. А необходимо многое: заменить и обучить персонал (слабые женщины, работающие сейчас в этих пока обычных психиатрических больницах, с новым контингентом работать не смогут), всерьез отремонтировать, перестроить здания, находящиеся далеко не в лучшем состоянии. Укрепить двери, окна, поставить совсем не дешевые небьющиеся стекла, сантехническое, технологическое и иное оборудование, видеонаблюдение, сигнализацию – тревожную, противопожарную и т.д., и т.п.

Иначе – тяжелобольные пациенты выйдут на улицу. И в бреду и галлюцинациях будут убивать, калечить. 

Пишу об этом не первый раз. Скорбно понимая, что благое дело гуманизации содержания психически больных людей в таком диком, не продуманном исполнении, принесет беду. Последнее новшество – такие больницы по замыслам творцов реформы охраняться не будут вовсе?.. Об этом свидетельствует ответ на вопрос одного из назначенных на такое главных врачей – «А хто вам казав, що такі заклади мають охоронятися?..».

Почему так ведет себя и.о. министра здравоохранения? Что это: патологическое, безрассудное упрямство, непонимание сути ситуации или сознательное вредительство? 

Общественность шести регионов молчит. Потому, что не знает о нависающей физической опасности. Узнает потом, когда случится непоправимое.

Знаю, что мой фейсбук посещает Юрій Луценко, наш Генеральный прокурор. Обращаюсь к нему: остановите этот дикий, бессмысленный произвол! Неужели на наших улицах недостаточно безвинной крови?»

Судя по реакции некоторых читателей, они не понимают сути проблемы. Попробую объясниться совсем приземленно. 

Я уверен, что и.о. министра Супрун, и приложившийся к приказу заместитель министра Линчевский не понимали, что играют в чужую игру. Здесь инициатор и лоббист вполне конкретный молодой человек, умеющий влиять на начальство. Он решил стать монополистом во всей системе украинской судебной психиатрии. 

Многое у него уже получилось, осталось взять в свои руки еще одно звено – принудительное лечение. Эта схема была отработана в советские времена. Преступник, благодаря хорошо оплачиваемой помощи судебных экспертов, уходит от ответственности, поскольку признан больным и невменяемым. Так уходили, в частности, от высшей меры наказания, расстрела. 

Затем в психиатрической больнице преступник достаточно быстро «выздоравливал» и, спустя короткое время, уходил на свободу. Опытнейший киевский адвокат Григорий Гинзбург рассказывал мне об этой схеме в деталях, называл конкретные имена и приблизительные гонорары. Кстати, в нашем парламенте есть депутат, имевший в молодости именно такой опыт.

Наш инициатор и лоббист, несмотря на молодой возраст, уже отметился в этом грехе. И был назван… 

Но у нас такое поведение не наказуемо. Почему нельзя решить эту проблему проще, не разгоняя тяжело больных людей по разным региональным больницам? Поясню: не получится! Главный врач Днепропетровской больницы известен тяжелым характером и упрямством, с ним невозможно договориться.

Знаю, что молодой человек сумел правильно заинтересовать двух нужных человек в двух регионах. При этом, главные врачи предполагаемых для содержания больных преступников психиатрических больниц в детали схемы могли быть не посвящены, их участие предусматривалось вслепую. Такой у нас нынче гуманизм.

Знаю, еще раз подчеркиваю: ни Супрун, ни Линчевский в этой коммерческой схеме не должны были участвовать. Они должны были подготовить основание для нее. 

Но вся ответственность должна была лечь на них. Обратите внимание: практичный и очень умный молодой человек во всех этих новационных документах не значится. В случае неприятностей, например, если в Украине действительно начнется борьба с коррупцией, он – в стороне, совсем в стороне. К тому же, он сотрудником минздрава не является.

Но он очень доверенное лицо у и.о. министра.

Это – если вкратце.

 

Семён Глузман

Назад в архив Версия для печати