Версия для печати
Фото из сети

Советник Супрун наговорил. На срок

Попытаюсь объясниться. В первую очередь – с самим собой.

Потому что правительству Украины логика неинтересна. 

У него своя логика, состоящая в простом: бюджет страны представляет интерес только в том случае, если оттуда есть возможность выцепить кусок для себя. И для своих офшоров.

Страна у нас бедная. Как утверждают эксперты, именно поэтому 60% потенциального национального бюджета находится в тени. А светлые 40% и есть наш национальный бюджет. Премьер-министр Украины везде ищет деньги. Везде, но только не там, где находятся теневые 60%. Поскольку там и его деньги. Уже – личные. Семейные, иначе говоря.

Премьер-министр ищет деньги и в системе здравоохранения страны. Сокращая, уменьшая, ликвидируя, упрощая. Этим у него занимается дама, исполняющая обязанности министра здравоохранения. Чаще всего – путаясь в цифрах, не очень отдавая себе отчет в последствиях этого сокращения, уменьшения, ликвидации, упрощения. Поскольку реальной, доказательной стратегии во всем этом нет.

Психиатрическая система как часть системы национального здравоохранения также подвергается модернизации. Очень странной модернизации, противоположной тому, что делают в других странах. И в бедных, и в богатых. Там, как могут, сокращают психиатрические стационары, т.е. больницы. Открывая всевозможные внебольничные службы. В большинстве своем, социальные. Т.е. дешевые, не медицинские. Или совмещенные социально-медицинские. 

Здесь – намерены закрыть психиатрические амбулатории. Надеясь, что значительную часть внебольничного сопровождения психиатрических клиентов возьмут на себя семейные врачи. Напрасно надеются, не возьмут. По разным причинам, в основном, объективным. В результате – не получится сократить стационарную психиатрическую сеть. Если, конечно, не поступить совсем просто: оставить психически больных людей на улицах, в подвалах и прочих, неприспособленных для жизни, местах.

В каждой стране есть небольшое количество психически больных граждан, совершивших опасные для окружающих насильственные действия. В каждой стране их содержат в специальных стационарах, ни в коем случае не смешивая с обычными психиатрическими пациентами, не проявляющими агрессивности. Такой стационар есть и у нас, в городе Днепре, в защищенном системой безопасности помещении. Где риск побега или насилия со стороны пациентов минимален. Сегодня там 650 пациентов, направленных туда на принудительное лечение по решениям судов. 

Согласитесь, для многомиллионной Украины количество небольшое.

Условия содержания и лечения этих пациентов в данной больнице оставляют желать лучшего. Впрочем, как и во всех остальных психиатрических больницах страны. Причина – недостаточное финансирование этих скорбных мест. Сегодня минздрав Украины активно и лихорадочно занимается ликвидацией этой больницы. Где всего-то 650 пациентов. Инициатором и исполнителем этого варварского решения, явно противоречащего здравому смыслу является молодой советник госпожи Супрун, назову его условно Сергеем Сергеевичем (или Федором Федоровичем, или Степаном Степановичем, как угодно). 

Другие психиатрические больницы Украины, остро нуждающиеся во внимании и заботе со стороны минздрава, Сергея Сергеевича (Федора Федоровича, Степана Степановича) не интересуют. Он занят созданием своей собственной психиатрической системы, где он видит себя Императором. За бюджетные деньги, разумеется.

Бывший сотрудник той особенной больницы в городе Днепре, где его врачебные знания и умения вспоминают до сих пор, он с помощью госпожи Супрун строит свой собственный остров в украинской психиатрической системе. 

Поясню. Еще с советских времен судебно-психиатрическая деятельность имела стойкий запах коррупции. Пользуясь закрытостью своей деятельности, некоторые эксперты продавали диагнозы. Да, именно так, продавали. Укрывая под удобным диагнозом убийц, насильников, расхитителей государственной собственности, мошенников и т.д. и т.п. 

Так родственники или благодарные соучастники преступлений, нашедшие правильный подход к эксперту, спасали правонарушителя от большого тюремного срока или расстрела. А спустя год-другой оздоровившийся клиент по решению проплаченного суда поступал либо в обычную психиатрическую больницу, либо в колонию, где уже не боялся ни большого срока, ни высшей меры наказания.

Здесь-то и упрятана проблема, активирующая деятельного Сергея Сергеевича (Федора Федоровича, Степана Степановича). 

Главный врач особенной больницы в городе Днепре не договороспособен. Тяжелый, скверный у него характер. В свое время Сергей Сергеевич (Федор Федорович, Степан Степанович) почувствовал его характер в полной мере на себе. Да и его там помнят, не по-доброму помнят.

Позднее, переехав в столицу, он нашел себя в судебно-психиатрической экспертной деятельности и, пользуясь размытостью в этой теме нашего законодательства, быстро освоил специфический бизнес заказных экспертных решений. Ну, а позднее, войдя в доверие к и.о. министра Супрун, он стал ее весьма и весьма доверенным советником. И достаточно быстро, пользуясь любимым словом Супрун «реформа», назначил себя главой всей системы судебно-психиатрической экспертизы в стране. И тогда перед ним, уже поднаторевшим в аппаратных играх, открылись сладкие возможности заказной психиатрии. Оставалось единственное препятствие – тот самый, недоговороспособный главный врач особенной больницы в городе Днепре. 

Но и здесь Сергей Сергеевич (Федор Федорович, Степан Степанович) нашел выход. Убедив доверчивую госпожу Супрун в необходимости закрытия этой злосчастной, страшной больницы в городе Днепре, где в советские времена мучили диссидентов, но забыв рассказать, что и сам работал там совсем недавно, решил, при полной поддержке министерского начальства, создать на базе уже существующих обычных психиатрических больниц в разных регионах нашей немалой страны сеть особенных, специальных больниц для тяжело больных правонарушителей и, разумеется, для здоровых, но хорошо проплаченных клиентов.

Сегодня официальным приказом по министерству предполагается создание 14-ти таких больниц. Где славный наш Сергей Сергеевич (Федор Федорович, Степан Степанович) сумеет спокойно продолжить традиции психиатров-умельцев советской эпохи.

Создание каждой такой региональной больницы потребует серьезных финансовых вложений. Очень серьезных, которых нет в министерстве здравоохранения, скудно питающего закупками медикаментов даже для остро нуждающихся в лечении детей. 

Нет и не будет таких средств и у местных бюджетов, несмотря на идущую бюджетную децентрализацию. Разве что американские или европейские налогоплательщики поддержат такое, с позволения сказать, реформирование.

А без существенного вложения средств… Размещение таких опасных пациентов в обычной психиатрической больнице опасно и для необученного психиатрического персонала, и для жителей окружающих населенных пунктов. Причина – возможные побеги плохо охраняемых больных. Неизбежные побеги из-за отсутствия системы безопасности. Кстати, очень дорогой системы.

Нашему Сергею Сергеевичу (Федору Федоровичу, Степану Степановичу) все эти «мелочи» неинтересны. У него есть цель. И он твердо идет к ней. По-видимому, надеясь, что во всем поддерживающий госпожу Супрун наш премьер-министр найдет где-нибудь завалявшиеся 100 или 200 миллионов, не меньше, для исполнения его мечты. 

Он, жаждущий немедленной победы над реальностью, психиатр-теоретик. Не знает, что и в относительно благополучных украинских больницах острая нехватка персонала. Что оставшиеся там слабые, пожилые санитарки не смогут защитить себя и других людей от агрессии бредовых больных, уже раз совершивших насилие и убийства.

Следует отметить: главные врачи этому абсурду, как могут, сопротивляются. Убеждают свое медицинское начальство, поясняют неизбежные последствия. Поэтому пресловутый Сергей Сергеевич (Федор Федорович, Степан Степанович) подключил грозных прокуроров, требующих неукоснительного выполнения абсурдных приказов министерства здравоохранения. 

Они, прокуроры, в этом конкретном случае категорически не видят, что отсутствует обязательная правовая документация, что полиция категорически отказывается сопровождать перемещение социально-опасных пациентов из одного стационара в другой.

А он, инициатор всей это вакханалии, чувствует себя защищенным госпожой Супрун. И давит, как может, на неподотчетных ему главных врачей. Он ведь всего лишь советник. Но…. Супрун! Полная безответственность приводит к неосторожности, два таких телефонных разговора, содержащих угрозы и попытки шантажа, записаны. Поскольку звонить он предпочитает по мобильному телефону. 

Надеюсь, придет время, они будут всерьез рассмотрены правоохранительными органами. В числе других деталей деятельности молодой команды реформаторов.

Многое еще могу сообщить. Кому? Правового государства у нас все еще нет. И сама и.о. министра Супрун, и ее любимый и беспардонный советник являются символическими фигурами нашей действительности.

Что ж, наш премьер-министр будет искать лишние пару сот миллионов гривен, может, и найдет. Кто знает, может великий филантроп Джордж Сорос раскошелится. 

Один лишь вопрос – зачем? Некуда тратить деньги?

 

Семён Глузман 

Назад в архив Версия для печати