Версия для печати
Анна Рыбачук

Проплаченные: кто "заказал" Москаленко?

Предыдущая статья

Однажды Ярослав Владимирович порекомендовал своему руководителю, Виталию Фёдоровичу Москаленко, в качестве помощницы аспирантку НМУ Анну Владимировну Рыбачук.

Цехмистер объяснил своё служебное рвение тем, что давно знает родителей Анны - Владимира Фёдоровича и Елену Семёновну как порядочных людей, как специалистов-юристов. Цехмистер даже рассказал о том, что семья Рыбачуков очень серьёзно занималась недвижимостью, что позволило ей долгое время жить на Кипре.

Словом, убедил.

Анна Рыбачук в новом своём качестве проявила себя только и только с лучшей стороны. Исполнительная, преданная делу, честная, перспективная учёная...

Близкой подругой Анны Владимировны является её сокурсница по университету Алина Крицкая.

В отличие от Анны, Алина не блистала познаниями в медицинской, изучаемой ею, области. Более того, Крицкую даже дважды исключали из университета, но потом восстанавливали.

Но, несмотря на явно пренебрежительное отношение к учебе, Алина по окончанию НМУ возжелала остаться, подобно подруге Анне Рыбачук, в стенах  alma mater.

Несмотря на настойчивые протекции в отношении нерадивой студентки-выпускницы со стороны, в том числе, и Ярослава Владимировича, Виталий Фёдорович Москаленко категорически воспротивился тому, чтобы будущая медицинская наука не только Украины, но и всего мира обогатилась творческими исследованиями и фундаментальными открытиями Алины Крицкой.

Обиженная и невостребованная даже отечественной медициной Алина благополучно отбыла в Крым, где поселилась на постоянное место жительство в «Артеке» вместе со своим мужем - одним из чиновников-функционеров детского оздоровительного лагеря.

Анна Рыбачук продолжала поддерживать тесные отношения со своей подругой, часто ездила в Крым, отдыхала за счет народа в «Артеке». И, естественно, докладывала Алине обо всех последних новостях и событиях, происходивших не только в НМУ, но и вокруг её непосредственного начальника  - ректора Москаленко.

Буквально за полгода до резонансного рейдерского захвата ректората, Анна Владимировна, талантливая не только в медицинской отрасли, но и в области высоких технологий, втайне от своего начальника взломала пароли и перепрограммировала все камеры видеонаблюдения, установленные в ректорате, на свой сервер.

Обнаружив сию хакерскую атаку, Виталий Фёдорович тут же уволил неблагонадёжную помощницу. Но сердобольные покровители Анны Владимировны приложили максимум усилий, чтобы возвратить свою протеже на уже насиженное место. 

После семидневного мозгового штурма в свой адрес, ректор уступил просьбам и аргументам, сопутствующим этим просьбам,  со стороны желающих только добра Анне, лично Виталию Фёдоровичу и даже всему НМУ посетителей. 

Анна Владимировна была возвращена в пустующее неделю кресло помощницы руководителя вуза.

Сразу после того, как друг семьи ректора полковник милиции Роман Сергеевич Романюк посоветовал Виталию Фёдоровичу Москаленко покинуть здание НМУ ввиду угрозы жизни тому со стороны «Правого сектора», ректор слёг в больницу. Для Анны Владимировны появилась возможность во всей красе проявить свою никем незаменимую преданность руководителю. И она рьяно взялась за дело защиты Виталия Фёдоровича от «Правого сектора».

Через родителей и через, конечно же, Алину Крицкую.

Владимир Фёдорович и Елена Семёновна, опытнейшие юристы, адвокаты и просто защитники сирых и обездоленных народных масс Украины бескорыстно встали на защиту ректора, университета, в целом, а также своей дочери, в частности.  

Алина Крицкая, естественно, стала в курсе всех перипетий захвата ректората. И, как истинная подруга, предложила свою, тоже бескорыстную, помощь. 

В виде своего родного отчима по кличке «Ильхам», «Ильхам-угонщик». Он же - Киримов Сулиман Меркаман.

Владимир Фёдорович и Елена Семёновна в течение нескольких дней умудрились войти в полное доверие к семье Москаленко. Решительная Елена Рыбачук предлагала семье, используя «свои огромные связи» в судебной власти, «мочить» всех явных и невидимых противников и врагов ректора; видимо, путинские лавры «мочащего» террористов ВВП оказали на её воспалённое воображение негативное влияние.

Семья ректора шла к восстановлению законности совершенно законным путём, и «путинские» методы ей вовсе не подходили.

Тогда трое Рыбачуков в тесном сотрудничестве с Алиной Крицкой предприняли мощную атаку на семью Москаленко.

В больничную палату к Виталию Фёдоровичу в один прекрасный для них день явились неожиданные гости - «Ильхам» и «Тенгиз».

«Ильхам» как деловой человек, без обиняков заявил ректору, что семьёй Москаленко вплотную занялся «Правый сектор», подтвердив своим заявлением всё то, что говорил ранее друг семьи полковник милиции Романюк Роман Сергеевич. В качестве доказательства приводимых аргументов, «Ильхам» распахнул полы своей куртки. 

Там торчали пистолеты.

Новообретенный друг семьи Владимир Фёдорович Рыбачук, почему-то сразу после визита «Ильхама» и «Тенгиза» посетивший больного Виталия Фёдоровича, убеждал ректора, что:

- «Ильхама» он лично знает много лет;

- «Ильхам» решал ему очень много различных вопросов;

- «Ильхам», и только «Ильхам», вхожий к руководству «Правого сектора», может и спасёт ректора и всю его семью от физического уничтожения, к которому их приговорили боевики упомянутой организации;

- «Ильхам», по словам Владимира Рыбачука, тесно работает и представляет в Украине российских бандитов, «тесно работающих с Путиным»!

Никак не меньше, только с Путиным!

Не прямое ли это указание Владимира Рыбачука на связь «Правого сектора» с режимом ВВП?

Но президент РФ был далеко, а семья Москаленко каждый день получала угрожающие СМС, свидетельствующие о том, что захватчики ректората хорошо осведомлены обо всём, что в ней происходило. Милиция Шевченковского РУ в г. Киеве, куда обратился с заявлением В.Ф.Москаленко, откровенно бездействовала.

Растерянным, никогда не бывавшим в подобной ситуации ректору и его семье предстоял выбор буквально между жизнью и смертью!

Цена вопроса жизни всей семьи, озвученная «Ильхамом», составляла $ 270 тысяч (Двести семьдесят тысяч долларов США)!

Таких денег в семье Москаленко, всю свою жизнь отдавших развитию медицины в Украине, (несмотря на заявления В.Е.Досенко!), не было. Университетские сотрудники, коллеги, называвшие себя преданными друзьями, от страха перед захватчиками оказались способными, самое большее, на моральную (не афишируемую!) поддержку своего руководителя.

Семье пришлось обратиться за помощью к своим друзьям вне университета.

Собирали, кто сколько мог. Вскоре насобирали на «предоплату» в размере 50% от суммы, требуемой «Ильхамом» для обеспечения безопасности семьи. 

Владимир Фёдорович Рыбачук лично прогарантировал Виталию Фёдоровичу порядочность «Ильхама».

Но так как ректор находился на лечении, опытный юрист предложил, чтобы все переговоры с защитниками семьи Москаленко вёл младший сын - Виталий Витальевич.

Тем временем СМС типа «ещё жив?» и телефонные звонки в адрес семьи Москаленко умножаются. На асфальте неподалёку от дома ректора появляется угрожающая надпись... Всё свидетельствовало о том, что «Правый сектор» не дремал.

К тому же, «Ильхам» героически рвался на защиту своих новых знакомых от посягательств «правосеков».

Уже 28 февраля 2014 года Киримов Сулиман Меркаман назначает Москаленко-младшему встречу в Доме мебели, на бульваре Дружбы Народов. Там Виталий Витальевич передаёт «Ильхаму» всё, что удалось занять у друзей - $ 125 тысяч (Сто двадцать пять тысяч долларов США) в качестве выкупа за спокойствие своей семьи от посягательств «Правого сектора».

Получив огромную сумму, «Ильхам» спрашивает Москаленко-младшего, есть ли у семьи адвокат, который будет сопровождать уголовное производство по факту захвата ректората, открытое в Шевченковском РУ?

Такого адвоката у семьи не было, потому что никто не думал об этом. Тогда благородный Киримов Сулиман Меркаман предложил опытнейшего, проверенного в делах, юриста.

Виталий Витальевич встретился с адвокатом. Последний представился как Иван Аврамович Владинов. И - запросил за свои услуги $ 15 тысяч (Пятнадцать тысяч долларов США)!

Москаленко-младший засомневался в том, что адвокатская деятельность юриста, даже приближенного к самому (!) «Ильхаму», так дорого стоит, на что Иван Аврамович заявил словами известного персонажа:

- Торг здесь неуместен!

Напомним, что сотрудники Шевченковского РУ, опасаясь, по их словам,  «люстрации», героически бездействовали, в частности, в отношении заявления В.Ф.Москаленко.

«Ильхам» же, получив баснословную сумму откупных, был замечен как представитель «Правого сектора» в университетских стенах.

Всё сходилось!

И деваться семье Москаленко было некуда!

5 марта 2014 года Виталий Витальевич, заложив свой личный автомобиль, передал Ивану Аврамовичу Владинову $ 15 тысяч!

Адвокат тут же начал ИБД (Имитацию бурной деятельности), написав... обыкновенный запрос в Шевченковское РУ!

«Узурпаторы»

Тем временем, захватчики «Богомольца», по меткому выражению своего бывшего соратника В.Аристова, продолжали «узурпировать результаты революции».

Муж Екатерины Николаевны Амосовой, Владимир Григорьевич Мишалов и его подчиненный, он же - начальник штаба (возможно, даже генерального штаба!) предвыборной кампании Е.Н.Амосовой, Владимир Иванцюк, весь март 2014 года только тем и занимались, что очищали всемирную паутину от своих, связанных с компроматом, имен. Для тех, кто далёк от  методов подобного очищения, поясним: эти указанные выше деятели отечественной неподкупной и бесплатной медицины платили владельцам сайтов за то, чтобы те убрали со страниц звучные имена соратников-хирургов: Мишалова и Иванцюка.

Параллельно с «очищением» Владимир Григорьевич Мишалов, уже в качестве мужа Е.Н.Амосовой, вызвал к себе директора фирмы, охраняющей НМУ, Игоря Александровича Дроздова.

Дроздов приехал на встречу с новым - фактическим! - руководителем «Богомольца» в сопровождении своего заместителя. Последний благоразумно прихватил с собой диктофон.

Запись разговора, предоставленная анонимными «доброжелателями» «узурпаторов» НМУ, подтверждает кристальную честность захватчиков:

- Сколько вам платил за охрану Москаленко? - вопрошает голос, удивительно похожий на голос Мишалова.

- 800 тысяч гривен, - ответ Дроздова.

- Мы будем платить вам 1 миллион 400 тысяч, - уверенно рапортует голос - двойник голоса Мишалова. - Но 40% (Сорок процентов) из этой суммы будете отдавать мне!

40% от 1,4 миллиона гривен - это 560 тысяч гривен! Да и у охранной фирмы доход увеличится на 40 тысяч гривен, - математический расчет хирурга Мишалова    должен был сработать!

Поистине, «узурпатор»!

Проверить правильность расчетов договоренностей Мишалова-Дроздова под силу любому студенту. Не говоря уж о специалистах-правоохранителях!

А пока Владимир Григорьевич Мишалов перенаправлял часть госбюджета, выделенного НМУ, в свой карман, его соратники - «узурпаторчики» - отвлекали внимание общественности университета.

«Липовый» стипендиант Илья Бурлаченко

18 марта 2014 года декан медицинского факультета № 2 НМУ, член-корреспондент НАМН Украины, профессор, главный терапевт страны Василий Захарович Нетяженко получил выговор от и.о. ректора Е.Н.Амосовой.

За превышение должностных полномочий.

Будто бы Василий Захарович отдавал незаконные указания техническому персоналу физико-химического корпуса, где размещается вверенный Нетяженко деканат, задержать и удерживать некоего студента, Илью Игоревича Бурлаченко, незаконно пробравшегося в деканат.

Кроме указанного «нарушения», В.З.Нетяженко ещё и «не проинформировал» «руководителя университета»!

Что же произошло на самом деле?

15 марта 2014 года, в 16.30 - снова в выходной день! - по устному распоряжению двух проректоров - А.П.Яворовского и  Я.В.Цехмистера - председатель студенческого совета 2-го медфакультета И.Бурлаченко, получив ключи от дежурной Т.В.Соловей, проник в деканат.

Позднее профессор Яворовский скажет, что аналогичное устное распоряжение он получил от Е.Н.Амосовой.

Но так как оба проректора были искушены в университетских интригах, то они решили не собственноголосно передавать приказ Екатерины Николаевны студенту, а через подчиненных.

Задумано - сделано!

Яворовский по телефону приказал допустить студента Бурлаченко в деканат и.о. проректора Маетному.

Маетный позвонил инженеру Прощенко.

Инженер Прощенко по телефону же приказал выдать ключи дежурной Соловей.

Вот такое университетское «телефонное право»! Или - пародия на «Дом, который построил Джек»...

Проректоры Яворовский и Цехмистер в тот выходной день забыли, что существует в НМУ инструкция по организации пропускного режима в учебные корпуса университета. И в ней записано, что проход в служебные помещения учебных корпусов в выходные и праздничные дни только сотрудников университета осуществляется лишь по письменному разрешению проректора по научно-педагогической работе профессора... А.П.Яворовского!

Письменного профессорского разрешения у Ильи Бурлаченко не было. Более того, он не являлся сотрудником университета!

Узнав о проникновении в деканат, Василий Захарович, который в выходной день, естественно, был далеко от университета, тут же позвонил Яворовскому. Тот сообщил декану, что он и присутствующий в НМУ проректор Цехмистер обо всем доложили Е.Н.Амосовой.

В.З.Нетяженко прибыл в деканат лишь в 18.20. 

Студента И.Бурлаченко уже и след простыл. Пришлось составлять протокол нарушения пропускного режима без него.

Так что, никаких распоряжений задерживать студента В.З.Нетяженко не отдавал. Тем более, что это не предусмотрено его функциональными обязанностями как декана факультета.

Что же искал И.И.Бурлаченко по устному распоряжению Е.Н.Амосовой в деканате?

Источник в НМУ сообщил нам, что он хотел использовать документы - протоколы стипендиальной комиссии - для их фальсификации, с последующим использованием их в борьбе «узурпаторов» против В.Ф.Москаленко.

Почему благословенный шизофренический выбор Е;Н.Амосовой пал именно на этого студента? Всё будет понятно их характеристики, данной нам из среды обитания Ильи Игоревича:

«Інформаційна довідка

Бурлаченко Іл’я Ігорович 1993 року народження зарахований на 1-й курс медичного факультету №2 Національного медичного університету імені О.О. Богомольця в серпні 2010 року на загальних засадах на бюджетну форму навчання після закінчення середньої загальноосвітньої школи в м. Києві.

З 1-го курсу навчався на добре та відмінно, був обраний старостою групи та курсу.  Показав себе старанним, дисциплінарним студентом, з повагою ставився до викладачів, працівників деканату та студентів та в 2013 р. був обраний головою студентської ради факультету.

В цей же час в осінньо-зимовому семестрі 2013-2014 після закінчення 3 курсу перейшовши на 4-й курс та отримавши виборчу посаду голови студентської ради медичного факультету №2 змінив своє ставлення до студентів, викладачів та працівників деканату. Дуже швидко у студента Бурлаченко І.І. з’явились риси автократного студентського керівника, зверхність по відношенню до студентів, особливо молодших курсів, велике бажання стати авторитетом для студентства, обіцянки влаштувати навчальні проблеми студентів серед викладачів та працівників деканату.

Студенту Бурлаченко І.І. керівництвом деканату, студентською громадою неодноразово вказувалось на неприпустимість зверхності та перевищення обов’язків керівника студентської ради факультету.

Виявилось, що студент Бурлаченко І.І. самостійно за своєї ініціативою збирав кошти зі студентів, особливо молодших курсів, на потреби студради та деканату, прикриваючись нібито розпорядженням деканату.

В грудні 2013 та січні 2014рр. студент Бурлаченко І.І. був попереджений про неприпустимість подібних дій і практично був обмежений  в своїй роботі в деканаті обов’язками голови студради факультету та залученням до роботи стипендіальної комісії факультету.

Скориставшись цими можливостями Бурлаченко І.І. підробив відомості своєї групи і незаконно вніс своє прізвище в стипендіальний протокол, що дало можливість призначити йому безпідставно іменну стипендію з 1 лютого 2014 року, тоді як він склав модуль тільки 18-го березня 2014 року.

Поряд з цим Бурлаченко І.І. схильний до ініціювання та зборів фальсифікованих підписів проти керівництва факультету представлених в засобах масової інформації щодо відомостей, що неправдиво представляють інтереси університету, організації протистоянь вітчизняних та іноземних студентів, які проживають в гуртожитку №7 та 7а на Чоколівському бульварі, 39. Постійно підбурював студентів до мітингів, виступів, зборів з метою дискредитації викладачів та студентів. Став ще гірше, Бурлаченко І.І. залякує студентів, загрожує їм виключенням із університету за « запрограмовану» академічну неуспішність.

Відомо, що ця «вільна адміністративна діяльність» студента Бурлаченко І.І. підтримується в.о. ректора проф. Амосовою К.М., так як її зарахування на цю тимчасову посаду відбулось при безпосередній участі студента Бурлаченко І.І. Згодом активно розпочалась боротьба за посаду ректора і залучення студентів до цього стало важливим засобом успіху.

Студенти обурені тим, що в університеті вже майже 2 місяці продовжується боротьба між угрупуваннями, направлена тільки на майбутні вибори ректора, а не на стабілізацію навчального процесу. Попереду іспити Крок 1, Крок 2, а це мало кого цікавить. На ім’я в.о. ректора НМУ імені О.О. Богомольця був направлений лист за підтримки 100 студентів медичного факультету №2 з детальною інформацією про діяльність студента Бурлаченко І.І. . Відсутня жодна реакція  на ці події.

Останній виступ студента Бурлаченко І.І. на телепрограмі « Шустер-лайф» показує, що в університеті панує концепція дестабілізації, а всі очікують протилежного.

Студент Бурлаченко І.І.

Батько Бурлаченко І.І, пенсіонер, військовий після служби в МВД, водій автотранспорту на «5-ому каналі».

Мати Бурлаченко О. працює в страховій компанії «UNIQA»»

Получается, что И.И.Бурлаченко незаконно получает стипендию от государства?

И не за это ли пострадал профессор В.З.Нетяженко?

Бесценное признание Башловки

Тем временем, Москленко-младший пытался всеми силами бороться за жизнь своей семьи.

Он был единственным, кто не поверил словам полковника милиции Романа Сергеевича Романюка, анализируя его действия.

Полковника милиции это недоверие очень сильно возмутило. По словам еще одного нашего источника, близкого к окружению Анатолия Башловки, Романюк, дабы доказать свое милицейское влияние на Анатолия Николаевича, примерно в середине марта приехал в дом к Москаленко. В присутствии Людмилы Анатольевны Москаленко Роман Сергеевич набрал номер телефона Башловки и включил динамик, чтобы слышали окружающие:

- Вы действительно очень много для меня сделали и я очень признателен вам, - отвечал на вопросы Романюка ничего не подозревающий Башловка.

Затем руководитель захватчиками НМУ высказал много нелестных слов в адрес слушающего его спич ректора. И, в конце своего словоизлияния, Башловка заявил:

- Мы оставим  семью ректора в покое, если он заплатит нам в два раза больше, чем мне заплатили за захват!

- Слышали? - утверждался в собственных глазах полковник милиции Романюк?

Но ректора, его жену, услышавших подтверждение заказного захвата НМУ из первых уст - от руководителя захватчиков А.Н.Башловки, - интересовало одно: кто «заказал» их семью и сколько получил Башловка от заказчиков захвата?

Для журналистов, исследующих тему «заказа» семьи Москаленко, это тоже было очень интересно! 

Как интересна была для нас и биография Романа Сергеевича Романюка. 

Во-первых, нигде не сказано о том, что друг семьи Москаленко - полковник милиции.

Во-вторых, все энциклопедические и всемирнопаутинные издания в один голос твердят, что свою «трудовую деятельность Р.С.Романюк начал в 1988 году».

Учитывая, что он родился в 1961 году, пусть даже и в Черновцах, начать трудовую деятельность в 27 лет в Советском Союзе было просто нереально. 

Впрочем, мы знаем одного человека, который в еще более позднем возрасте  начал трудиться на благо Отчизны - Р.Ахметова. Но этот хоть стал миллиардером.

Хотя, Роман Сергеевич Романюк тоже, между прочим, задекларировал свои почти 4 миллиона гривен на банковских счетах!

Что и говорить, богатые ныне в Украине полковники милиции!

Но, приняв во внимание уловку, с помощью которой Роман Сергеевич умудрился спровоцировать Башловку на чистосердечное признание своей нелегкой миссии в НМУ, попросим читателей простить ему сладостные грёзы о милицейско-полковничьих погонах!

Тем более, что представитель «Правого сектора» Киримов Сулиман Меркаман, на волне продолжающегося прессинга семьи Москаленко, потребовал от Виталия-младшего на дополнительные расходы еще $ 10 тысяч (Десять тысяч долларов США).

Назад в архив Версия для печати