Версия для печати
Лекция в НМУ

Проплаченные: кто "заказал" Москаленко?

Предыдущая статья

Объект второй: Общежитие на Трехсвятительской

 Общежитие НМУ расположено, как и Национальный музей медицины Украины, в самом центре Киева, на улице Трехсвятительской, 4-Г.

Площадь здания, построенного в 1897 году, составляет 3468 кв.м. С 1922 года и до настоящего времени в нем всегда проживали студенты.

Однако в 1994 году общенациональное общежитие каким-то образом стало собственностью КГГА. 

Как выяснилось, предшественник Виталия Фёдоровича на посту ректора НМУ просто-напросто… продал здание.

Некие предприимчивые люди, входящие в состав переговорных делегаций по вопросу приобретения общежития НМУ на улице Трехсвятительской, представлялись – с полным на то основанием, с подтверждением своих полномочий! – близкими людьми к телам Р.Ахметова и С.Таруты.  В планах сих предпринимателей значилось построение жилого комплекса на месте общежития, здания БТИ и прочих админзданий. Новостройка, по замыслу архитекторов умыкания национального добра, должна была напоминать уже построенный комплекс в районе улиц Ирининской и Малоподвальной, но, естественно, превосходить уже построенное своим размахом. Ведь один вид на Днепр чего стоит. Да и каждому жильцу комплекса, совершенно честно купившему в нём квартиру, наверное, будет приятно «взнестись главой» выше Равноапостольного Великого князя Владимира!

В недрах чиновничьих извращенных умов уже созрел преступный план отчуждения общенационального достояния в пользу высокоплатежных отдельных граждан! Многое из задуманного легло на бумагу в виде неких актов, приказов, постановлений. Но как выгнать на улицу почти 400 студентов двух факультетов НМУ?

Изображавшему неприступную антикоррупционную крепость предшественнику В.Ф.Москаленко ректору предпринимателями был предложен замечательный план из двух основных  пунктов.

Пункт первый гласил, что ректор взамен на согласие передать общенациональное  здание общежития НМУ новоиспеченным нуворишам, получает в личное распоряжение 5-комнатную квартиру  в неплохом районе.

Кроме этого, гласил пункт второй,  НМУ получает землю и денежные средства для постройки нового здания общежития на улице Академика Заболотного. 

За окружной дорогой!

Сделка, учитывая разницу в ценах одного квадратного метра в центре столицы и за окружной дорогой, была неравноценной. Но бонус в виде большой квартиры успокоил мятущуюся совесть бывшего ректора, и он согласился.

Квартиру предшественник В.Ф.Москаленко получил. А вот строить новое общежитие, оформлять все разрешительные документы, пришлось Виталию Фёдоровичу.

Расставшиеся с квартирой предприниматели не дремали. И, чтобы ректор Москаленко не передумал вдруг расставаться с общежитием на Трехсвятительской, давили на него через административные рычаги.

В 2006 году КГГА вдруг принимает решение о приостановке эксплуатации общежития! Это означает, что те самые 400 студентов должны немедленно покинуть здание!

К шантажу ректора активно подключаются силовики. 22 августа 2008 года прокуратура Шевченковского района Киева выносит постановление об отселении студентов.

А денег на строительство общежития на улице Заболотного правительство не выделяет!

Впрочем, однажды одно из наших бывших безответственных правительств снизошло до чаяний ректора Москаленко и студентов НМУ. После долгих переговоров, деньги на строительство нашли. Даже назначили непосредственного куратора строительства – бывшего чиновника Кабмина В.Семиноженко.

Единственным условием, которое поставил В.Семиноженко ректору, было то, что корреспондентский счет, на котором должны были быть денежные средства на стройку, предстояло открыть в подконтрольном чиновнику банке.

Финансовое учреждение, в котором Владимир Семиноженко вместе с Олегом Гапоном был акционером, называлось  «Инновационно-промышленный банк». 

В.Ф.Москаленко условие выполнил. Деньги на счет поступили аккурат в последний день года. А потом – банк обанкротился!

Кто-нибудь слышал о том, чтобы студенты НМУ выступили с требованием вернуть украденные у них деньги, например, к Владимиру Семиноженко? Почему молчат об этом «студенты»-захватчики? 

Молчание Е.Н.Амосовой понятно – шизофрения, которая вяло течёт, не подвигает на патриотический (НМУ-ский!) настрой. Но куда смотрел главный секторный борец с коррупцией в недрах МОЗа А.А.Седой и одиннадцать членов  в подчиненной ему комиссии? И в какую сторону в этой ситуации смотрит сам министр всей медицины Украины?

Вопросы риторические.

Проводя данное журналистское расследование, мы нашли чиновника Киевсовета, который, на условиях анонимности, вспомнил и решил рассказать нам, какие испытания прошёл Виталий Фёдорович Москаленко, оформляя земельный участок под общежитие  НМУ на улице Академика Заболотного.

- В первый день, хотя Москаленко был записан на приём, секретарь Киевсовета Герега не приняла его. Так заведено, чтобы просители знали своё место, - повествовал чиновник.

Мы понимаем, что у нас каждый торгаш может научиться управлять Киевом. И – отказывать в назначенной встрече академику.

- На второй день Москаленко пробился к Галине Фёдоровне. Как только он начал излагать ей проблему НМУ, которая заключалась в том, чтобы на сессии наконец-то был рассмотрен вопрос о выделении земельного участка для уже строящегося корпуса общежития, Герега перебила академика:

- Вы ко мне не приходили! 

Как оказалось, «не приходили», на сленге чиновницы, означает, что ректор НМУ предварительно не пришёл к ней в неофициальной обстановке и не заплатил ей кэш за решение вопроса.

- Ректор стал настаивать, и Герега согласилась, что на первую же сессию вынесет вопрос о выделении земли университету. Но так как Москаленко ей ничего не заплатил, то она провела вопрос так, что университет получил ровно половину того участка, который изначально был выделен под строительство. Таким образом, сам корпус общежития стоит на законной земле, а вспомогательные помещения – на чужой!

Вышеперечисленные риторические вопросы снова-таки отправляем вышеназванным адресатам с просьбой откликнуться на них, добавив лишь, что никто из них до сих пор не навестил Галину Фёдоровну Герегу.

Теперь мы понимаем, что бойкотирование «Эпицентров» в качестве финансовых санкций в отношении семьи Герега  - ничто, по сравнению с «приходами» к ней как к секретарю Киевсовета многочисленных просителей.

Объект третий: Конча Заспа

Называется этот объект «Спортивно-оздоровительный центр «Медик» НМУ им. А.А.Богомольца».

Расположен в Киевской области, в Обуховском районе, в пгт. Козин, по улице А.Соловьяненко, 349-А.

Ныне «Медик» - единственный  санаторий в округе, у которого есть свой пляж и выход на реку Козинка. А ещё – это целых 10 (десять!) гектаров поистине «золотой» земли в Конче Заспе.

В 2003 году ректор Москаленко, только что избранный на эту должность, добился того, чтобы НМУ получил государственный акт на землю под «Медиком».

Ежегодно отдыхающие в Центре -  около тысячи студентов и аспирантов -  и не подозревают, какая затяжная  война идет между ректором В.Ф.Москаленко и очередными захватчиками, претендующими на эту землю. 

Сначала Виталию Фёдоровичу предложили за хорошее личное вознаграждение отдать все 10 гектаров. Он отказался.

Затем предложили поделить землю пополам, по 5 гектаров. Он снова отказался.

С мая 2009 года захватчики начали судиться с НМУ. Прошло более тридцати судебных заседаний. Борьба идет с переменным успехом. Нанятому ректором в целях защиты земли НМУ юристу противостоят профессиональные рейдеры. 

Они действуют через Козинский сельсовет.

«Инициативной группе студентов» это неинтересно. Зато интересно  «начальнику штаба» Екатерины Николаевны Амосовой Владимиру Иванцюку!

Николай Васильевич Гоголь устами одного персонажа в своем бессмертном произведении говорил, что унтер-офицерская вдова  сама себя высекла. Профессорско-преподавательское сообщество НМУ вкупе со студентами, по разным причинам сдав своего законно избранного ректора В.Ф.Москаленко исполнителям высочайшего заказа, действительно сами себя высекли.

Однако, по законам жанра, заказчики всегда тем или иным образом избавляются от исполнителей. Не стал исключением и нынешний медицинский триллер.

Ольга Богомолец против «Богомольца»

Медицинско-университетский переворот готовился давно. Ускориться заказчиков вынудила трагическая ситуация в стране, а спешка, как известно, нужна лишь в нескольких экстренных случаях.

Итак, посчитав свои внутриуниверситетские силы готовыми к перевороту, известная собирательница икон Ольга Богомолец, как истинный государственный деятель, претендующий на право управлять более чем сорокамиллионным украинским народом, обратилась к внешним силам с просьбой о помощи.

В начале февраля 2014 года состоялась ее конфиденциальная встреча с неким чеченцем по имени Умар. Обратившись напрямую к Умару, она попросила чеченцев помочь ей силой захватить ректорат НМУ и свергнуть ненавистного ей В.Ф.Москаленко.

Умар ответил отказом, сказав, что это ему неинтересно. И спросил заказчицу, не она ли собственной персоной хочет возглавить университет.

- Нет, - ответила собирательница икон. – Я это не потяну. Но у меня есть достойная кандидатура, дочь известнейшего ученого.

Когда мы впервые услышали эту фразу кандидата в президенты Украины О.Богомолец, всем, без исключения, припомнилась фраза из истории СССР, которая так трактовала приход к власти в далёком 1613 году первого царя из династии Романовых:

- Изберём Мишу Романова, - говорили между собой бояре. – Он умом недалёк, посему мы будем управлять и им, и государством!

«Изберём Катю Амосову», - решили Ольга Богомолец с компанией. 

И – избрали.

«Засланец» Вова Моторный

Тщательную подготовку переворота подтвердил и Вадим Аристов, один из идеологов этого гнусного мероприятия. Надо отдать ему должное: он первым из исполнителей, прочувствовав на собственной шкуре, измену бывших сотоварищей, понял, что его «сливают». И «сливает» не «противник» В.Ф.Москаленко, а взращенный Аристовым молодой, амбициозный и, видимо, продажный Владимир Моторный.

Прозрев, Вадим Аристов в своей статье «Блеск и нищета «новых комсомольцев» НМУ: Добейте Аристова вместе!» не только рассказывает о том, как В.Моторный помог освоить «на это доброе дело порядка 224,3 тыс. грн моих денег». Он своей статьей предупреждает заказчиков, что слишком много знает в деле университетского переворота. Блестяще написанная, открывающая секреты захватчиков,  статья стоит того, чтобы ее цитировали (орфография и пунктуация в цитатах – В.Аристова!).

«Я прекрасно знаю кто такой Вова Моторный. Он работал у меня в Ассоциации, и, как и многие, фактически стал одним из моих продуктов. Именно я дал ему, студенту без опыта, попробовать себя во взрослых проектах. Я помогал поверить в себя, закрывая своими деньгами и командой его промахи и проколы.

Я пробовал его в бою. Я знаю прекрасно его сильные и слабые стороны. Именно он вел Грантовые программы, помогая успешно распространить деньги моего фонда на обучение сотни студентов и молодых докторов. Но именно к нему по окончанию я встретил у многих непроверенные пока мной претензии, - что возможности он дал лишь очень узкому кругу приближенных…

…Вова показал себя одним из наиболее порядочных сотрудников: выкладывался где мог, не воровал и не ел украдкой, пока вся команда «воевала». Могу отдать ему должное: уровень его активности значительно выше, чем многих виденных мною ассистентов. Но это же его достоинство – одновременно и его бич. При КПД не более 30% - с его нелюдимостью, дислексией и «залипанием» на одном в ущерб другому – семьдесят процентов энергии идет во вред. Причем не только Володе – делу и людям рядом с ним.

Пока вопрос находился на уровне хирургического кружка Мишалова (Мишалов Владимир Григорьевич – в первую очередь, муж Екатерины Николаевны Амосовой, завкафедрой  хирургии № 4, заслуженный врач Украины – Авт.) – и ущерб соответствующий. Когда же на карте международный конгресс – агонировать приходилось уже всей медицинской системе Крыма. Отыискивая, уже под моим личным контролем, за полдня до мастер-класса забытого им пациента с паркинсонизмом.

Говорите – «ангел Революции»? «Спас всех нас от Москаленко»? А в курсе, что те же 70% энергии, идущих вне КПД и врозь со здравым смыслом – и есть во многом причина провала истинных целей нашей революции? Что именно лишние и хаотические движения Моторного стали во многом причиной ее обмельчания и дискредитации? Постановкой под удар всех ее активистов?

Хотите верьте, хотите нет – но именно неспособность сдерживать свои мальчуганские порывы и видеть дальше одного хода вперед и привели к тому, что больше 20 активистов инициативной группы находятся сейчас под угрозой 8 лет в криминальном деле (досудебное расследование проводится по ст.  294 УК Украины – Авт.). Что сдержи Вова свои амбиции, не узурпируй он подготовку документов первого заседания Инициативной группы (либо не зови он неконтролируемых людей, несогласованными действиями сделавших невозможным нормально подготовить юридическую сторону нашего движения) – все было бы по-другому. Воздержись он от хамского глумления над самолюбием «академика» в бесполезных письмах – расправа над простыми студентами не оказалась бы делом чести многомиллионной судебно-силовой машины Москаленко.

А чего стоит пресс-конференция, бездарно организованная им так, что наши спикеры узнали о выступлении за полтора часа? Спросите у директора Интерфакса Марины Згарды: это было бы полным медиа-фиаско, если бы мне не удалось за 10 минут до начала перепечатать таблички и сесть в президиум модератором. В неуправляемом зале сторонники Москаленко просто бы порвали наших представителей перед лицом журналистов. И резонанс в прессе начал бы совсем другую цепочку событий…

А хитрые интриги секретаря заседаний? С одной стороны, агонируя от стресса, Моторный допускает в команду не по проф. признаку, а по ярлыку «враг Москаленко». И в нашем лагере появляется Вадим Шипулин. Да, известный эпизодом борьбы с этой системой. Но в нашей ситуации имеющийся конфликт интересов (тот давний суд закончился переходом под его управление одного здания университета  (музея)) (Национальный музей медицины Украины – Авт.). Угадайте, почему в Комиссии по проверке Москаленко оказался участвующий в тех событиях юрист, И какую цену за страх Моторного и нежелание принять независимого юриста заплатит университет – получив в заключении Комиссии вывод про передачу вслед за музеем еще и земельного участка?

С другой стороны, зная опыт и репутацию в общественных вопросах что мои, что пришедших со мной активистов медМайдана – Вова не то что не вписал нас в Комиссию, - затерял даже в первом списке инициативной группы. «Забыл» (!!!), как объяснил позже. При том, что я всю революционную ночь по одному ловил и убеждал каждого лидера нашего хаоса – поменять бездарный план митинга под уже неинтересным нам (контролируемым) ректоратом – на сбор под морфкорпусом. И перестать быть «революционными сцыкунами», закончить шествие оттуда не под ректоратом, а таки под Минздравом. Ох, посмотрел бы я где были бы все мои милые критиканы, если бы узкий круг наших лидеров меня тогда не послушал…

… То, что Моторный, будучи давно приближенным к команде нового и.о. ректора, получил право фактически узурпировать результаты революции – Вас не смущает? Что он единственный получил право представлять наш протест на всевозможных ректоратских совещаниях, ученых советах и КТК, - не кажется Вам странным? Что не то что я, независимый активист медицины, - ни Досенко, ни Бебик, чисто университетские активисты, - не смогли сказать ни слова, хотя несли на себе массу работы. Разве все это дает Вам право, не разобравшись, говорить «Вы идете против всех нас, студентов»?

И в конце-концов, к чему я все это веду. Прошло семьдесят дней революции. Мы проделали массу работы – проделали системно и на совесть. За плечами 8 Мозговых штурмов, 5 Lабораторий IDей, 2 Школы молодых медицинских лидеров, множество рабочих встреч с юристами и бизнес-экспертами. Все, кто следит за событиями – знают: после майских праздников мы открываем общественности массу наработанных нами за этот срок продуктов. И удивительно: аккурат в этот срок против нас вспыхивает – прежде просто тлевшая – кампания по слому нас и дискредитации. Грязная, и до омерзения циничная.

Гилюк сам и через доброжелателей организовывает травлю координатора ИГВ Иры Бебик – пугая ее (мнимой?) нерасположенностью Амосовой работать со мной пока я независим. Пугая изоляцией и насмешками со стороны Студдовиры и всего студенчества – если она не отречется от моих идей и потенциально слабеющего лагеря. Моторный пишет мне письмо, глумится над бесправием ИГВ в новой системе и намекает на мою уязвимость перед искажением моего прошлого, известному в НМУ ему одному. Намекает на информационную расправу – если я не покину громаду НМУ.

Я не сдаюсь – и расправа случается: вываливается сонм перевранных и по-детски истолкованных фактов про мою деятельность в УМА. Одновременно – шквал звонков и сообщений на мой телефон от посетителей гей-сайтов.

Ире же – цинично выворачивают душу, ударяя по самому больному, по чести. Заваливают Ask.FM группы грязными насмешками над ее разделением моих идей. Пытаются компрометировать проводимым вместе за работой временем. И удивительно, в насмешках вкрапления фактов обо мне, известных единицам, но Гилюку и Моторному – точно.

И это при том, что Ира уже и так под ударом, находясь под угрозами следователя привести ее в наручниках на допрос (насколько я знаю, пока единственную из всего списка активистов). Верх же грязных приемов – развешивание вчера Гилюком на всю Студдовиру портрета Иры рядом со мной – с циничным лейбом #aftersex.

Немыслимо… Пусть даже наше движение в НМУ – и война… Я могу понять, когда бугаи из наемной охраны (как потом мне признались – по указанию Моторного) грозились отлупить меня в темном коридоре ректората. Могу понять игры с доступом в залы, бюрократические проволочки… Но никакая честь, что солдатская, что офицерская, - не позволяет прикасаться вместо воинов – к мирным жителям. Бить по женщине, да и еще по ее личному…

… В политике у каждого – интересы… Своя позиция, свой электорат, свое отличие… Но чтобы так грязно… Сбивать с ног… Бить по самым слабым… Не в прямом бою – из-за угла, и по личному… И всего-то лишь за желание что-то делать и не ставить реализацию правильных идей в зависимость подчинения…

Подонки. Просто подонки…

Неужели то, что делаем мы – ничего не значит для вас? Неужели то, что мы исчезнем – фиолетово? Неужели Вы – с ними?».

Как говорится, «картина маслом». И да простит нас Вадим Аристов, если его выражение мы возьмем в качестве характеристики некоторых действующих лиц продолжающегося доныне действа.

«Подонки. Просто подонки…»

Одним из первых, попадающим в список лиц, причастных к перевороту в НМУ и подходящих под меткую характеристику В.Аристова, является проректор Цехмистер Ярослав Владимирович.

Характерной особенностью данного ученого мужа многие опрошенные нами сотрудники НМУ считают его выдающуюся способность знать всё и про всех. При этом, как заметил один из его коллег, «я никогда не видел на столе у Цехмистера ни одной бумажки».

То есть, Ярослав Владимирович – типичный университетский «решала».

Продолжение

  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
Назад в архив Версия для печати