Версия для печати
Инвалид 2-й группы Коляда В.Н.

Промежуточный приз Коляды

Предыдущая статья

«Не шуми! Я - инвалид!»©

В действии первом, в явлении 1 другого замечательного произведения великого украинского писателя Николая Васильевича Гоголя «Ревизор», написанного в 1836 году, есть такой диалог между судьёй Аммосом Фёдоровичем Ляпкиным-Тяпкиным и городничим:

«Аммос Федорович. Что же вы полагаете, Антон Антонович, грешками? Грешки грешкам – рознь. Я говоря всем открыто, что беру взятки, но чем взятки? Борзыми щенками. Это совсем иное дело.

Городничий. Ну, щенками или чем другим – взятки.»

Бенефициар, на момент написания этой статьи журналистского  расследования, уже получил свою выгоду. Не только «борзыми щенками».

Но об этом речь пойдёт ниже. Вначале рассмотрим пламенные выступления в защиту Виктора Николаевича Коляды (начальник разведки батальона, позывной в «Дед») двух непосредственных участников 11-го батальона «Киевская Русь», оставшихся в живых после боя 15 августа 2014 года.

Сначала – анонсированный в предыдущей статье доклад Алексея Демченко:

Уважаемый Алексей!

От имени и по поручению нашей редакции благодарим Вас за подробное и, главное, содержательное, подтверждающее наши окончательные выводы, сделанные по итогам расследования боевого прошлого (в июле - августе 2014 года) Виктора Николаевича Коляды. Следует отметить, что никто из журналистов-расследователей, участвовавших в подготовке этого, предыдущих и других материалов по вышеуказанной теме, включая Михаила Васильевича Неграша и автора этих строк, никогда не сомневался в том, что Вы имеете честь.

Но, вероятно, Вы как разумный человек, боевой офицер, допускаете, что честь есть не только у военных, но и у гражданских? Ведь честь, по определению из Толкового словаря Даля, это «внутреннее нравственное достоинство человека, доблесть, честность, благородство души и чистая совесть».

Вы, надеюсь, допускаете, что честь есть у Ваших сослуживцев по 11-му батальону, в том бою не участвовавших. Что честны перед журналистами-расследователями: вдова «Бати» - Александра Леонидовича Гуменюка – Елена Гуменюк; председатель Союза участников АТО Сквирщины Елена Редюк; старшина Эдуард Малёваный; бойцы-ветераны 11-го батальона?.. Что не врут многочисленные источники из того, августа 2014-го года, периода, в том числе интернет-издания?..

Публикуя Ваш честнейший доклад и ссылаясь на него, мы, надеюсь, имеем право сослаться и на их показания и рассказы?

Уважаемый Алексей!

Вы – военный человек, капитан. Командир комендантского взвода охраны. Но докладываете совершенно, извините, как «пиджак». То есть, как гражданский, коими являемся и мы, журналисты.

Вы пишете: «Приказ комбата: выдвижение колонны в ночь. Дед отговаривал. Не помогло. Выдвинулись». (Здесь и далее – орфография и пунктуация оригиналов. – Авт.).

Алексей, но в армии, даже в мирное время, «приказ начальника – закон для подчинённого!». И если комбат Александр Леонидович Гуменюк приказал, значит, у него на то были веские причины. И попытки начальника разведки батальона «Деда» Виктора Николаевича Коляды отменить приказ выглядят, по меньшей мере, неуместно. И коль скоро и Вы знаете об этих попытках, следовательно, «Дед» оспаривал приказ при всём честном личном составе батальона?

«Стемнело. Приказ комбата: окапываться (до утра, потому что не чернозем, как у нас, а камень)».

Заметьте, уважаемый Алексей: комбат снова отдаёт приказ. То есть, он думает о безопасности вверенного ему батальона.

Но земля твёрдая, как камень, и рытьё окопов может затянуться до утра. «Дед» снова нарушает приказ «Бати», он «со своей группой разведал недалеко расположенную заброшенную территорию (участники тех событий знают о чем я говорю). Благодаря этим действиям заночевали в более защищенных условиях».

С нашей, гражданской точки зрения, «более защищенные условия» не означают условий более безопасных. Но с нарушением приказа комбата и Вы, Алексей, и все, слышавшие этот приказ, согласились. Подчинились указаниям начальника разведки Виктора Николаевича Коляды.

«Утро, 6 часов. Проведя разведку местности собрались возвращаться, но комбат дал команду на выезд за село. Село в глубокой балке. Нам предстоит крутой подъем. Слева господствующая высота и зеленка. Идеальное место для засады. Слова Деда: ну н…й туда ехать, хз что за поворотом. Комбат уперся».

То есть, утро в 11-м батальоне началось снова с оспаривания начальником разведки Колядой В.Н. очередного приказа командира батальона Гуменюка А.Л. Однако на этот раз, по Вашим словам, Алексей, комбат настоял на выполнении его приказа. И, опять-таки, прения в боевой обстановке между начальником и подчинённым проводятся прилюдно! Перед остальными подчинёнными!

«Выехали наверх, противник нас пропустил». Это Вы, Алексей, наверное, поняли уже потом, после боя?

«Возвращаясь обратно мы визуально вскрыли движение живой силы противника в зеленке. Мы остановились, высыпались из машины (Дед машину не заглушил!!! за что ему по гроб обязан), заняли круговую оборону».

Уважаемый Алексей! Не «мы» остановились. За рулём ведь был начальник разведки Коляда Виктор Николаевич, не так ли? Следовательно, машину остановил он, специалист-разведчик! Остановил, вопреки здравому смыслу и разведчицким инструкциям!

«Дед мне дает команду держать тыл, благодаря чему (!!!) я, перемещаясь, вскрыл вторую позицию противника на высоте. Завязался бой. Лупили еще и сзади (всего с трех сторон). До одной из позиций противника было до 30 метров. Первая пуля – комбату».

Уважаемый Алексей! Вы, вероятно, волнуетесь при написании этого доклада, и слегка перепутали события. Судя из вашего описания, первую пулю в этом бою получил комбат, а уж потом «завязался бой»!

«Связи с основными силами не было. Нас шестеро, их – неизвестно. Сват, спасибо ему, принял безбашенное решение: прыгнул в заведенный (!!!) джип и помчал прорываться к нашим за подмогой. На момент подхода наших сил в живых, но не совсем целых, остались Дед, я, ДШК-ник в траве без ДШК и автомата».

Уважаемый Алексей! О Вашем ранении в ногу и последующем годичном лечении мы знаем от Э.Малёваного. Но Вы не уточняете, к сожалению, в чём состоит «не совсем» целостность «Деда» Коляды Виктора Николаевича и пулемётчика? Они были ранены? Как сильно?

«Вот и судите действия Деда».

Уважаемый Алексей! К сожалению, из Вашего преданного Виктору Николаевичу Коляде доклада действия начальника разведки батальона с 06:00 15 августа 2014-года выглядят следующим образом:

1.    Коляда В.Н. сел за руль внедорожника и повёз ещё пятерых военнослужащих в разведку.

2.    Оспорил приказ комбата.

3.    Выполнил неудачно оспоренный приказ комбата.

4.    Возвращаясь из разведки, зачем-то, вопреки всем правилам, остановил внедорожник, но почему-то не заглушил двигатель.

5.    После первой пули, попавшей в комбата, дал Вам, уважаемый Алексей, команду «держать тыл».

6.    К моменту «подхода наших сил» остался в живых, но «не совсем» целым.

Уважаемый Алексей! Вы так и не ответили Майклу Будюку, что конкретно делал во время боя начальник разведки 11-го батальона «Киевская Русь» Виктор Николаевич Коляда. Как можно «судить действия Деда» в бою, если Вы о них ничего не говорите?

Или Вы не видели этих «действий Деда»?

«У многих ли из вас в такой ситуации голова работала бы четко и действия были грамотными, как у Деда?».

Интересно, уважаемый Алексей, каким образом Вы, раненный, прикрывающий тыл, определили качество чёткой работы головы начальника разведки Коляды В.Н.? И в чём, собственно, грамотность его действий? И каких действий? И были ли они, эти действия?

И, уважаемый Алексей, последний вопрос: куда подевался шестой боец, участвовавший в вашей разведке? Что с ним случилось? Почему Вы о нём умалчиваете?

Извините, но Ваш доклад не получился «от А до Я». Кроме верноподданнического «Виктор Николаевич, мое почтение Вам. Честь имею».

Рассмотрим ответ второго счастливо спасшегося из засады, участника боевого сражения 15 августа 2014-го года, Василия Шербакова («Свата»).

Уважаемый Василий!

Ваш замечательный ответ на всё тот же вопрос Майкла Будюка, на который не смог ответить Алексей Демченко, вполне заслуживает того, чтобы его опубликовали:

Уважаемый Василий! Удивляет Ваша глубокая проницательность, даже можно сказать, экстрасенсорная способность видеть через интернет, что совершенно незнакомый Вам человек является «виродком» и достоин присвоенного ему Вами  звания «чмо тыловое» только лишь потому, что осмелился задать вопрос бывшему начальнику разведки 11-го батальона «Киевская Русь» Виктору Николаевичу Коляде на предмет его героических действий во время боя в засаде, куда он Вас, уважаемый Василий, самолично завёз рано утром 15 августа  2014-го года. А ведь он, Майкл Будюк, ничем Вас не обидел.

Более того, он задал вопрос по настоятельно-матерщинной просьбе того самого Виктора Коляды, с которым Вы, уважаемый Василий, «ходили под пулями». Вот и выполняй после этого просьбу Виктора Николаевича:

Ну ладно, сам бывший начальник разведки Виктор Николаевич Коляда разволновался от поставленного ему вопроса и угрожал М.Будюку:

Но Вы-то! Вы-то, уважаемый Василий! За что? Вместо того, чтобы ответить спокойно, как это сделал уважаемый Алексей Демченко?

Но, нещадно матерясь и угрожая ни в чём не повинному незнакомому Вам человеку, Вы, уважаемый Василий, подобно защищаемому Вами Виктору Николаевичу Коляде, не отвечаете на поставленный Вам вопрос. Интересно, почему? Не знаете, что делал Ваш начальник разведки во время боя?

Конечно, не знаете! Ведь Вы, уважаемый Василий, уехали «на джипе» за подмогой. Отчаянно матерясь!

Но, уважаемый Василий, если Вы «уехали за подмогой», следовательно, Вы не могли видеть того, как героически свистели пули над головой Виктора Николаевича Коляды.

Зачем тогда он ссылается на Вас в ответе Майклу Будюку?

Уважаемый Василий!

Когда-то, примерно в 2005-году, автор этих строк имел счастливейшую возможность познакомиться с Виталием Анатольевичем Раевским. И – познакомился. Аж до дружеских и доверительных отношений.

Вы-то, уважаемый Василий, знаете, кем был генерал В.А.Раевский!

Сообщу Вам, в ответ на Ваш не ответ М.Будюку, чем мне запомнился Виталий Анатольевич.

У него было почти 1400 (одна тысяча четыреста) прыжков с парашютом. Воевал в Афганистане. Но он, не матерясь, вежливо, признался однажды спросившему его юноше «А правда ли, что быстро привыкаешь, и не боишься прыгать с парашютом?»:

- Каждый раз сердце замирает. Естественная реакция организма.

Заметьте, уважаемый Василий, над Виталием Анатольевичем Раевским тоже когда-то свистели пули. Как и над Вами и Колядой В.Н. И он был профессиональным военным-десантником!

Он, генерал В.А.Раевский, в том же 2005-ом году, когда подавляющее большинство политиков, а, вслед за ними, граждан в Украине и во всём мире восхищались В.В.Путиным, открыто называл того «Пукиным». И когда он узнал, что партию «СНПС» её единственный спонсор и единственный хозяин из каких-то собственных соображений переименовал в «Партию политики Путина», тяжко вздохнул и лишь спросил автора этих строк:

- Зачем? Такое было хорошее название?

- А кто меня спрашивал? – генерал получил ответ, с которым согласился.

И ещё. Он, генерал В.А.Раевский, конечно же, умел материться. Но, в отличие от многих, был крайне интеллигентным военным.

Уважаемый Василий!

Генералу В.А.Раевскому, когда он что-либо говорил, верили безоговорочно. Вам, несмотря на Ваше грозное выступление по телевидению в день похорон «Бати» - Александра Леонидовича Гуменюка – никто не поверил.

Угрожая таинственным и неведомым телезрителям врагам, многие невольно задались вопросом:

- Почему, уважаемый Василий, вы, нецензурно выражаясь, пообещали Ваше неотвратимое возмездие за гибель командира? Кто Вам мешал отомстить в тот же день убийцам?

Так что Вы, уважаемый Василий, так и не осветили интересующимся поведением начальника разведки 11-го батальона «Киевская Русь» Виктора Николаевича Коляды, чем же он отличился в том бою?

В отличие от Эдуарда Малёваного и вдовы «Бати» - Елены Гуменюк. Им-то, Вы, уважаемый Василий, надеюсь, верите? Надеюсь, верите и другим бойцам, которые тоже, как и Вы с Виктором Николаевичем Колядой, ходили под пулями? В отличие от нас, «чмов тыловых»!

И убедительная просьба к Вам, уважаемый Василий: не обзывайте незнакомых Вам людей только за то, что у них отличное от Вашего мнение по любому вопросу.

Наша версия

Итак, изложим версию последнего боя «Бати» и еще двоих воинов 11-го батальона «Киевская Русь», погибших в тот день, основанную на тщательно собранных материалах и свидетельствах. Которую (версию) просим считать официальным заявлением в соответствующие компетентные органы.

По подобию заявления тайного гетмана Кагарлыкской РГА Виктора Николаевича Коляды.

Начало августа 2014-го года . ГРУ РФ уже тщательно готовит для подразделений и частей ВСУ Иловайский котёл. ГУР Украины об этом то ли не знает, то ли не предаёт огласке.

Непосредственные  руководители подготовки к операции под Иловайском обеспокоены боевыми успехами 11-го батальона «Киевская Русь» под командованием кадрового военного, подполковника ВДВ, Гуменюка Александра Леонидовича. И, завербованному ещё в прошлом веке агенту, ныне руководящему разведкой батальона, Коляде Виктору Николаевичу, поступает команда принять активное участие в физическом устранении «Бати».

"Батя" - Александр Леонидович Гуменюк в "Десне". 

Операция разрабатывается очень тщательно, чтобы не засветить глубоко законспирированного агента. С кураторами Виктор Николаевич Коляда встречается, не вызывая подозрений, во время проведения так называемых разведывательных мероприятий.

Для начала, начальник разведки 11-го батальона должен усыпить бдительность «Бати». 09 августа 2014 года разведывательный взвод, возглавляемый Колядой В.Н., вместе с комендантским отделением  на станции Фащивка берут в плен 4 (четырёх) бандитов во главе с уголовным авторитетом по кличке «Пупа». Эти бандиты грабили банкоматы «Приватбанка» на временно оккупированных территориях, изрядно надоели самим сепаратистам и, потому, грушниками РФ было принято решение сдать их в качестве первого (промежуточного) приза Виктору Николаевичу Коляде.

Начальник разведки подношение от кураторов благосклонно принял. Взятых в плен передал сотрудникам СБУ. Все были довольны.

Но главное свидетельство проведённой операции заключалось даже не в получении Виктором Николаевичем Колядой промежуточного вознаграждения. Читающей публике важно узнать, как была проведено это мероприятие батальоном.

А оно было проведено классически, по правилам.

То есть, в разведку отправился разведывательный взвод, прикрываемый комендантским отделением охраны. Командир батальона, как и положено, в разведоперации не участвовал, а руководил вверенной ему частью.

Как поведал автору этих строк Эдуард Малёваный, неотлучно охранявший Александра Гуменюка и бывший его бессменным водителем-телохранителем, он – за рулём, комбат – на переднем сиденье, справа, ждали во внедорожнике, во главе боевой колонны, результатов разведки.

- Я поставил внедорожник поперёк дороги, прикрыв командира от возможной атаки собой и автомобилем, так, чтобы, в случае чего, успеть спасти «Батю» и быстро уехать под прикрытие БТРа, - рассказывал старшина Э.Малёваный.

Его профессиональные действия были отработаны до мелочей.

Геннадий Устинов

Главный редактор издания

Продолжение

Назад в архив Версия для печати