Фото из сети

Поведение обезьяны

10,3 млрд. дол. от трудовых мигрантов - это хорошо или не очень? Именно в этом ключе спорят у нас политики: провластные и оппозиционные. Хотя, на мой взгляд, правильнее ответить на вопрос: "А что было бы, если бы эти люди работали дома?"

История не знает сослагательного наклонения, но если это не история и не будущее (в таком случае, мы имели бы дело с футуризмом), если это - настоящее? Можем ли мы предположить в стиле "если бы"?

Тем более, что недавно нобелевскую премию по экономике, вручили очередному трио экономистов, и один из них, Гвидо Имбенс, сформировал причинно-следственные выводы для статистики, социальных и биомедицинских наук. Вот что сказано в одной из его работ:

"Большинство вопросов в социальных и биомедицинских науках имеют причинный характер: что случилось бы с отдельными людьми или группами, если бы часть их среды была изменена?..

В этом подходе причинно-следственные связи представляют собой сравнения таких потенциальных результатов.

Фундаментальная проблема причинного вывода состоит в том, что мы можем наблюдать только один из потенциальных результатов для конкретного субъекта".

Работы Имбенса и Ангриста сводятся к так называемому рандомизированному контролируемому испытанию, когда участники эксперимента разделяются на несколько групп, в одной из которых оценивается внешнее вмешательство (например, прием лекарств или специальный режим питания или активности), а в другой группе все остается без изменений (либо вместо лекарств принимаются "пустышки" – эффект плацебо).

Цель исследования – увидеть, насколько эффективным было внешнее вмешательство в экспериментальной группе по сравнению с контрольной.

Проведем такое же исследование для оценки трудовых трансфертов.

В первой группе у нас - реальная Украина.

По оценкам НБУ, сумма денежных переводов заробитчан в Украину составила за январь-сентябрь 2021-го 10,34 млрд. долларов (рост на 19,7% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года).

Эта сумма сопоставима с экспортом за первые три квартала наших ключевых товарных позиций: зерновых (9,1 млрд.), подсолнечного масла (5,2 млрд.), черных металлов (11,5 млрд.) и руды (6,5 млрд.).

К сожалению, по международным стандартам оценки Валового национального дохода (не путать с ВВП), трудовые трансферты из-за рубежа вычитаются из данного показателя, сокращая его. Зато эти деньги попадают в платежный баланс и обеспечивают стабильность гривны.

Крупный бизнес и финансовые спекулянты имеют возможность выводить своих капиталы из Украины по комфортному курсу. Тут все идет на встречных курсах: 10 млрд. дол. заходят в Украину от трудовых мигрантов - в тот же период, 6-8 млрд. выводятся бизнесом из Украины.

Укрепление курса гривны - это недополученные семьями трудовых мигрантов гривневые доходы и удорожание жилой недвижимости (куда мигранты в основном вкладывают свои сбережения). Но для ФПГ и финансовых спекулянтов - это положительные курсовые разницы и, соответственно, дополнительный заработок на курсе при репатриации доходов за рубеж. Это как баланс, точнее, актив и пассив страны, где ФПГ и финансовое лобби - актив, а население - пассив...

Запомните: пока простые украинцы зарабатывают "там" и тратят "здесь", политические "элиты" зарабатывают "здесь" и тратят "там".

Но возьмем другую Украину, идеальную. Как сказал бы Зеленский: страну-мечту. Сегодня один работник, уплачивающий налоги в Украине, производит примерно до $20 тыс. подушевого валового продукта в год, что, в общем, неплохо.

Простыми словами, для содержания государства приходится трудиться за себя и «того парня», который собирает яблоки в Польше, но родственники которого также получают пенсию, субсидии, льготы, как и все остальные, отчисляющие налоги в украинский, а не польский бюджет. С другой стороны, и упрекать здесь никого нельзя: государство само создало такую токсичную среду, которая выталкивает людей за рубеж, глотнуть свежего воздуха.

Хотя те же 5 млн украинцев, постоянно или сезонно работающие за рубежом, могли бы генерировать у себя в стране примерно $100 млрд ВВП, а вместо этого перечисляют на родину 10 млрд, то есть в десять раз меньше.

Дополнительные 100 млрд., это с учетом показателя перераспределения ВВП через налоги - плюс 30 млрд. дол. доходов бюджета, который можно почти удвоить. Это капитальные инвестиции в инфраструктуру, повышенные пенсии и социальные стандарты, качественная медицина и образование.

Проблема трудовой миграции не является нашим «родимым пятном» - это следствие трудовой бедности, бороться с которой намного сложнее, чем с социальной бедностью, ведь здесь не добьешься успеха прямой раздачей денег и льгот. Тут потребуется выполнение более сложной задачи – создание качественной среды для жизни. Перефразируя национальную идею Израиля: рождаться, счастливо жить и умирать на своей земле.

Но для этого правительство должно думать о простой линейке причинно-следственных связей:

повышение уровня добавочной стоимости в национальном продукте - повышение уровня зарплаты до 70-80% паритета со странами, региональными конкурентами - создание достаточного количества высокооплачиваемых рабочих мест - преодоление трудовой бедности в Украине - остановка трудовой миграции.

Но правительство сейчас занято другим.

Политическим "элитам" при власти очень выгодна нынешняя рентная, сырьевая, коррупционная модель экономики, с низким уровнем валовой добавочной стоимости и, соответственно, низкими зарплатами. Она проста в управлении, не требует напряжения.

И, самое главное, - на ней легко зарабатывать, снимая сырьевые и инфраструктурные ренты. Трудовые мигранты в этой парадигме, сами того не ведая, позволяют лишь отсрочить неминуемый финал, который разразится с очередным кризисом мировых сырьевых рынков.

Стратегия, направленная на стимулирование трудовой миграции (на фоне острейшего демографического кризиса), напоминает в этих условиях поведение обезьяны, которая не может вытащить кулак из ящика-капкана, потому что ей жалко банан, который она так крепко схватила....

Алексей Кущ

Назад в архив Версия для печати