Отец и сын Ржавские. Фото Ржавского А.Н.

Положили. С прибором

Предыдущая статья

Дмитрий Александрович Ржавский был убит 29 июня 2018 года. На сороковом году жизни. 

У него остались четверо несовершеннолетних детей. В Киеве. 

Ещё двое – в США.

Шестеро детей остались без отца.

Дмитрия Александровича убили с особой жестокостью. Даже трижды генеральный прокурор Украины, Святослав Пискун, увидев фотографии с места происшествия, содрогнулся. Его мнение было однозначным: совершено убийство профессионалом, давно не боящимся крови. Скорее всего, маньяком.

Фотографии трижды генеральному показал при встрече отец убитого, Александр Николаевич Ржавский. 

Одной – и главной! – причиной, почему Александр Николаевич добивался, чтобы досудебное расследование уголовного производства было передано из Дарницкого УП в Киевский главк, было то, что Дарницкие полицейские почему-то убеждены, что Ржавский Д.А. совершил самоубийство.

В этом они были убеждены с самого начала, с момента вызова их на место происшествия. «Едем на самоубийство», - по словам Александра Николаевича Ржавского, так собиралась на выезд оперативно-следственная группа. До осмотра места происшествия, до результатов судебно-медицинской экспертизы…

Нерсесяну крупно повезло

Ржавский Дмитрий Александрович работал директором ООО «Блиц-Инвест». Гидроизоляция фундаментов и бетонные работы были одним из направлений деятельности предприятия.

26 апреля 2018 года Ржавский Д.А. в качестве директора подписал договор подряда с Ксенофонтовым Александром Геннадьевичем, директором ООО «СП "АТАД К"». Предприятие Ксенофонтова строило здание на улице Жилянской, 80, в Киеве. Именно сюда подрядился поработать Дмитрий Александрович Ржавский.

К этому договору подряда (№ 26-04/ДП) прилагался проект под номером 154-АР Лист 160 от 04-18. Взаиморасчёты проводились согласно этому проекту, и на этом основании ООО «Блиц-Инвест» Ржавского Д.А.. получило предоплату в сумме 800 тысяч гривен. 

В связи с резко увеличившимся объёмом работ, Дмитрий Александрович, до этого времени сам, - иногда привлекая свою жену, - справлявшийся с работой, развесил объявления о поиске сотрудников. И вскоре эти сотрудники появились. 

В «Блиц-Инвесте» стала работать секретарём-помощником Юлия Сергеевна Харитоненко. Появился прораб Юрий Владимирович Перов. Был принят на работу завхозом некто Виталий. Последний, впрочем, проработал всего лишь пару недель: был уволен за дружбу с алкоголем.

То есть, фактически на предприятии трудились три человека.

Прораб Юрий Перов отвечал за выполнение работ на Жилянской, 80. Он ходил на планёрки, наблюдал за качеством выполняемых строителями работ. Однажды, проводящий планёрку Александр Геннадьевич Ксенофонтов, даже выгнал Юрия Владимировича с заседания, но тот не обиделся. Дескать, в строительной отрасли это дело привычное.

Подписывая договор подряда с Александром Ксенофонтовым, Дмитрий Ржавский не догадывался, что этот договор будет стоить ему жизни.

Май 2018 года перевернул всю размеренную жизнь директора ООО «Блиц-Инвест». Сначала подчинённые Юрия Перова залили из получившего повреждения бетонного насоса фасад строящегося здания. Но, главное, в приложении к договору подряда оказался новый проект под тем же номером 154-АР Лист 160, но уже от 05-18. Новый проект был приложен, естественно, Александром Геннадьевичем Ксенофонтовым.

Смысл замены старого проекта новым был очень простой. По новому документу значительно вырастали объём и, естественно, стоимость строительных работ.

Между Александром Геннадьевичем и Дмитрием Александровичем Ржавским, в связи с этими двумя событиями – заменой проекта и аварией насоса - состоялась словесная перепалка на повышенных тонах. По словам очевидцев-строителей, Ксенофонтов требовал от Ржавского выполнения увеличенного новым проектом работ за счёт «Блиц-Инвеста». Дмитрий Александрович не соглашался, да к тому же и резко отреагировал на вопли Александра Геннадьевича в свой адрес, которые воспринял как угрозу собственной жизни. 

- Дмитрий просчитался перед подписанием договора подряда, - скажет потом, уже после убийства своего руководителя, прораб Юрий Владимирович Перов. 

Прораб, утверждая это, не знал некоторых знаковых вещей. 

Во-первых, если Дмитрий Александрович Ржавский действительно просчитался в расчётах, то почему опытный строитель, Александр Геннадьевич Ксенофонтов, являющийся вторым подписантом этого договора, не указал на этот просчёт? Тоже не заметил? И, не заметив, в одностороннем порядке заменил проект на более выгодный для себя?

Во-вторых, Юрий Перов не знал, что для Александра Ксенофонтова это - давно опробованная схема, приносящая ему финансовую выгоду. Возможно, подкреплённую моральным удовлетворением.

Вот как уже, по меньшей мере, однажды, сработала эта схема.

Ноябрь 2010 года. Крым.

Нерсес Сумбатович Нерсесян, директор частного строительного предприятия «Свод-7», получает от Александра Геннадьевича Ксенофонтова заказ на строительство коттеджа. Участок для коттеджа № 9, который должен был построить «Свод-7», располагался по адресу: город Ялта, пгт. Форос, с. Санаторное, ул. Южная, 7. Это была территория дачного кооператива «Чехово» (код ЕДРПОУ 26442818). 

Учредителем этого «писательского» кооператива был Александр Геннадьевич Ксенофонтов. Вместе с Николаем Яновичем Азаровым, Людмилой Николаевной Азаровой и Алексеем Николаевичем Азаровым. В число основателей «Чехово» входили также депутат (народный) Тимошенко Виктор Александрович, помощником которого значился А.Г. Ксенофонтов, и некоторые другие интересные персонажи. 

23 ноября 2010 года Нерсесян Н.С. и Ксенофонтов А.Г. подписали договор подряда. Общая стоимость строительных работ составляла $ 442 000 (четыреста сорок две тысячи долларов США). Эту стоимость в договоре договаривающиеся стороны определили на основании проектно-сметной документации. Документацию разработал по заказу Александра Геннадьевича Ксенофонтова Ялтинский институт «Укркурортпроект».

После того, как договор был подписан, Александр Геннадьевич Ксенофонтов заказал в той же проектной организации ещё одну смету на строительство того же самого коттеджа. На этот раз новая смета предусматривала благоустройство прилегающей территории. Благоустройство включало в себя срез склона, выравнивание площадки под строительство, возведение опорных стен. Благодаря этой новой смете стоимость работ по благоустройству территории возросла сразу на 1 600 000 грн. (один миллион шестьсот тысяч гривен).

Естественно, что директор ЧП «Свод-7» этого нового документа не видел. Как опытный строитель, естественно, что он начал строительство коттеджа именно со среза склона, выравнивания площадки под здание, возведения подпорных стен. Ведь дом не строится на неровной местности.

Прошло время. Частное предприятие «Свод-7» выполнило все работы: построило коттедж с подпорными стенами и приступило к внутреннему обустройству здания. Нерсесян Н.С. предложил Ксенофонтову А.Г. оплатить дополнительные расходы по благоустройству территории, возникшие после подписания договора. 

Ксенофонтов Александр Геннадьевич оплачивать эти расходы отказался и потребовал, чтобы Нерсесян Нерсес Сумбатович завершал внутреннюю отделку дома за свой счёт. В противном случае, угрожал посадить директора ЧП «Свод-7» в тюрьму.

Угрозы Нерсесяну Н.С. были постоянными. Не выдержав, он продал квартиру жены в Ялте и на вырученные от продажи деньги завершил внутреннюю отделку коттеджа. Оставалось закончить мелкие строительные работы.

Но и это Нерсесяну Н.С. не помогло. В конце мая 2012 года охрана объекта не пустила строителей предприятия «Свод-7» на территорию кооператива, тем самым искусственно мешая завершению строительства. А вскоре, по заявлению Ксенофонтова А.Г., в отношении Нерсесяна Нерсеса Сумбатовича было  открыто уголовное производство № 12012011130009. Этим производством занимался следователь по особо важным делам следственного управления ДПС в АР Крым подполковник милиции Дариуш А.В.

Далее события стремительно развивались по сценарию, утверждённому Александром Геннадьевичем Ксенофонтовым. Директор ЧП «Свод-7» Нерсесян Н.С. был задержан и арестован. Он больше месяца провёл в СИЗО Симферополя и был освобождён по решению Апелляционного суда АР Крым.

Но и после освобождения Нерсес Сумбатович долго не мог начать работу. Счета его предприятия, техника и автотранспорт были арестованы. А Ксенофонтов Александр Геннадьевич требовал от вышедшего на свободу Нерсесяна Н.С. $ 142 000 (сто сорок две тысячи долларов США) за прекращение уголовного преследования. 

Рассказывая автору этих строк о своих злоключениях, услышав, что погибшего зовут Дмитрий, Нерсес Сумбатович мгновенно и своеобразно отреагировал:

- Неужели он убил своего бывшего водителя?

Оказалось, что у Ксенофонтова Александра Геннадьевича некогда был водитель, которого, как и убитого Ржавского, звали Дмитрий. И однажды Александр Геннадьевич, остро нуждающийся в деньгах, попросил взаймы у водителя Дмитрия $ 70 000 (семьдесят тысяч долларов США).

У водителя не было такой суммы, но он для своего начальника занял деньги у родственников. В итоге, по словам Нерсесяна Н.С., $ 70 тысяч водителю Дмитрию Ксенофонтов А.Г. не вернул, с работы уволил. 

Пришлось объяснить Нерсесу Сумбатовичу, что был зверски убит другой Дмитрий, по фамилии Ржавский, с которым у Ксенофонтова был подписан аналогичный договор и с котором Александр Геннадьевич поступил точно так же, как и с директором ЧП «Свод-7».

Эмоциональный Нерсесян Н.С. высказал глубокое убеждение о том, что желает смерти Александру Геннадьевичу, потому что считает, что только таким образом с ним можно разговаривать. Он также сказал, что Ксенофонтов Александр Геннадьевич регулярно посещает Крым и дачный кооператив «Чехово», в котором «собирает дань». Он поведал, что, в своё время и ненадолго, Александр Геннадьевич был прилюдно изгнан из кооператива лично Алексеем Николаевичем Азаровым. Будто бы, Алексей Николаевич лично дал Ксенофонтову А.Г. $ 1 400 000 (один миллион четыреста тысяч долларов США) на строительство коттеджей, из которых Александр Геннадьевич ровно $ 1 миллион положил себе в карман. Но, по прошествии некоторого времени, Ксенофонтов А.Г. был прощён и помилован Азаровым А.Н. И вновь допущен к кассе кооператива «Чехово».

А эпопея уголовного преследования Нерсесяна Н.С. завершилась неожиданно, как даже для Крыма с его непредсказуемыми прочтениями законов Украины. Однажды Нерсес Сумбатович вместе со своим адвокатом пришёл на очередное заседание суда. Сидели в коридоре, ожидая начала мероприятия. Вдруг вышел председательствующий судья, который прямо в коридоре начал кричать на Нерсесяна и его адвоката, мол, чего они пришли, никакого заседания не будет, и, вообще, дело состряпано.

Нерсес Сумбатович утверждает, что с тех пор его никто никуда не вызывает, и никакого решения по его делу не было. А Ксенофонтов Александр Геннадьевич с тех самых пор лично должен ему больше 1 миллиона гривен за выполненные Нерсесяном работы.

То есть, Нерсесяну Н.С. несказанно повезло. Он внял угрозам Ксенофонтова А.Г., продал квартиру жены и остался живым. 

Геннадий Устинов

Главный редактор издания

 

Продолжение

Назад в архив Версия для печати