Отец и сын Ржавские. Фото Ржавского А.Н.

Положили. С прибором

Ответ заместителя начальника следственного управления ГУ НП в г. Киеве Юрия Юрьевича Гороховских был для нашего издания ожидаемо предсказуем. Ничего нового. Полицейские практически всех уровней игнорируют 214-ю статью УПК. Даже если речь идёт о заявлении о совершении преступления в виде убийства. 

Получив, согласно почтовому уведомлению, заявление нашего издания 08 ноября 2018 года, посланное заказным письмом, уже на следующий день, 09 ноября 2018 года, исполнитель по фамилии Мариняко взялся (взялась?) за изучение заявления. Напомню, заявления о совершении убийства. С имеющимися документальными подтверждениями фактов и событий, предшествующих преступлению. Но исполнитель Мариняко изящно, по-канцелярски, по прошествии всего лишь 4 (четырёх) рабочих дней, 13 ноября 2018 года, оформил (оформила?) ответ. Положив с прибором на ту самую 214-ю статью УПК.

Ю.Ю. Гороховских с исполнителем Мариняко полностью согласился, как согласился положить на всё ту же 214-ю статью УПК свой довесок в виде того же прибора. Оба они понимали, что за это нарушение закона им обоим ничего не будет. Потому-то и привычно положили. 

Далее, настал черёд полицейской канцелярии. Судя по штампу на конверте, она, болезная, таки отправила письмо 13 ноября 2018 года, в день подписания Юрием Юрьевичем Гороховских ответа нашему изданию под полицейской рубрикой «Про розгляд заяви». Отправила письмом не заказным, а обыкновенным. 

Письмо это бродило по Киеву из центра на Теремки-2 целых 7 (семь) дней, рабочих и выходных. И оказалось в ящике издания точно 20-го числа. То есть, ровно на 11-й день после получения заявления нашего издания киевскими следственными полицейскими. То есть, отведённый тем же УПК, 10-дневный срок подачи жалобы на бездеятельность должностного лица, коим в данном случае является замначальника следственного управления Киева Юрий Юрьевич Гороховских, безнадежно истёк.

Каждый юрист скажет, что, по прошествии суток после получения заявления полицейскими, в случае отказа ими регистрировать это заявление в ЕРДР, нужно немедленно подавать на этих же полицейских  жалобу в суд. И каждый юрист будет прав. Потому, что наше издание регулярно такие жалобы в суды пишет, и суды заставляют своими решениями нерадивых «копов» исполнять то, на страже чего они стоят и почему их, как выясняется в данном случае, ошибочно, называют правоохранителями. 

Действительно, какое право может охранять заместитель начальника следственного управления ГУ НП в г. Киеве Юрий Юрьевич Гороховских, если это право заявителя, записанное в УПК, он же и нарушает? Пусть даже в виде всего лишь нескольких статей Уголовно-процессуального кодекса. 

Но, в данном случае, наше издание, своим «бездействием» в виде не привлечения следственного районного судьи к принуждению Ю.Ю. Гороховских внести заявление издания о совершении убийства в ЕРДР, показало действительное отношение руководства следственного управления Киевской полиции к раскрытию данного преступления. Дело было в том, что отец убитого, Александр Николаевич Ржавский, после долгих многомесячных мытарств, наконец-то добился того, чтобы уголовное производство № 1201810002005812 от 30.06.2018 г. было истребовано из Дарницкого УП Киевским главком к себе, на Владимирскую, 15 (по факту, на Антоновича, 114). 

По замыслу Киевского полицейского руководства, раскрытием этого жестокого убийства должна была заниматься целая следственно-оперативная группа, во главе с Ю.Ю. Гороховских. По стечению обстоятельств, именно 13 ноября 2018 года, в тот день, когда Юрий Юрьевич подписал свой замечательный ответ нашему изданию, он встречался в своей полицейской резиденции с Александром Николаевичем Ржавским и его адвокатом, Максимом Студзинским. И между этими высокими договаривающимися сторонами было достигнуто соглашение о том, что не зря существующие на налоги налогоплательщиков полицейские во главе с Юрием Юрьевичем Гороховских получают заработную плату. Очевидно, подтверждая это, заместитель начальника следственного управления Ю.Ю. Гороховских, открыто пренебрёг положениями 214-й статьи УПК: «следователь, прокурор безотлагательно, но не позднее 24 часов после подачи заявления, сообщения…».

Каждый интересующийся, даже не юрист, понимает, что, если заявление от нашего издания было получено ведомством Ю.Ю. Гороховских 08 ноября, то в течение 24 часов соответствующие сведения должны были внесены в ЕРДР. По этим сведениям должно было начаться расследование. А через 24 часа после внесения сведений в ЕРДР, наше издание должно было получить выписку из ЕРДР. 

То есть, УПК Украины не допускает вольной трактовки своей 214-й статьи. УПК говорит, что следователь «обязан». Обязан внести сведения в ЕРДР в течение 24 часов с момента получения заявления или сообщения, обязан начать расследование, обязан через 24 часа с момента внесения этих сведений в ЕРДР выдать заявителю, нашему изданию, выписку из ЕРДР.

Ничего этого не произошло. Наше издание получило следующую отписку:

В качестве отступления, думаю, будет уместно на данном примере сказать, почему наша замечательная страна живёт в таком неприличном местном состоянии. Мы, как заявители, руководствуемся законом, то есть 214-й статьёй УПК. И уверены, что правоохранитель Ю.Ю. Гороховских тоже руководствуется этим же законом, этой же самой статьёй всё того же УПК. И в этом наша ошибка. В данном случае, Юрий Юрьевич руководствовался не законом и правом, а, как и подобает правоохранителю, он охранял это право от посягательства заявителя. В смысле, чтобы заявитель не предъявлял своё право на свою правоту. 

Читать подобные ответы от охранителей права сплошное удовольствие. Читая ответ Юрия Юрьевича Гороховских нашему изданию, можно было бы посмеяться, если бы это не было так досадно. 

«Великолепный» ответ именуется «Про розгляд заяви».

В первых строках своего опуса Юрий Юрьевич Гороховских сообщает о том, что «у слідчому управлінні Головного управління Національної поліції у м. Києві розглянуто Вашу заяву від 30.10.2018 про внесення до Єдиного реєстру досудових розслідувань відомостей про злочин, передбачений ч. 1 ст. 115 КК України, учинений відносно Ржавського Д.О., та проведення досудового розслідування.»

Ю.Ю. Гороховских скромно умалчивает, кто именно рассматривал заявление нашего издания, то ли он сам, то ли исполнитель по ответам Мариняко. Главное, что это рассматривание происходило, по его утверждению, в стенах следственного управления. Склоняюсь к мысли, что заявление рассматривала уборщица следственного управления, ничего не понимающая в юриспруденции. 

Юрий Юрьевич Гороховских утверждает, что наше издание написало заявление 30 октября 2018 года  с просьбой внести в ЕРДР сведения о преступлении, предусмотренном частью 1 статьи 115 УК, относительно Ржавского Д.А. и проведения досудебного расследования.  

Юрий Юрьевич Гороховских, как правоохранитель и руководитель следователей, конечно, знает, что по закону ни наше издание, ни всякий заявитель не должны просить ни его, ни его подчинённых внести сведения о заявлении в ЕРДР. И Юрий Юрьевич, и его подчинённые, согласно положений статьи 214-й УПК, обязаны сами это сделать. 

Обязаны! 

А, раз и он, и Мариняко, и прочие следователи следственного управления, которые рассматривали наше заявление о совершении преступления, знали, что по закону они обязаны внести изложенные в нашем заявлении сведения в ЕРДР, то не могли же они нарушить закон: ведь они же правоохранители! Или могли? Или, всё-таки, чтобы самим не нарушать закон, поручили написать ответ нашему изданию некоей уборщице? Которая не отвечает за нарушение существующего законодательства?

Извратив в первом абзаце суть заявления нашего издания, тандем Мариняко-Юрий Юрьевич Гороховских продолжил извращение:

«Інформуємо, що слідчим відділом Дарницького управління поліції ГУНП у м. Києві 30.06.2018 відкрито кримінальне провадження № 1201810005812 за фактом смерті Ржавського Д.О. за ознаками злочину, передбаченого ч. 1 ст. 115 КК України». 

Это извращение Юрия Юрьевича Гороховского состоит в том, что наше издание само, в своём заявлении о совершении преступления, информировало о том, что уголовное производство под указанным выше номером существует  в Дарницком УП. Зачем было Юрию Юрьевичу информировать нас о том, о чём мы сами его информировали? 

Точно, ответ нашему изданию составляла уборщица!

Ибо, откуда Ю.Ю. Гороховских знает, что «на даний час досудове розслідування у кримінальному провадженні триває, проводяться необхідні слідчі (розшукові) дії, направлені на встановлення всіх обставин подій»?

На момент подписания Юрием Юрьевичем ответа нашему изданию, 13 ноября 2018 года, 5 (пять) томов уголовного производства были благополучно отправлены из Дарницкого УП именно в его, Ю.Ю. Гороховского, следственное управление Киева. И адвокат Максим Судзинский, согласно договоренности, достигнутой между ним, Ржавским А.Н. и Гороховских Ю.Ю. 13 ноября 2018 года, больше недели метался между Дарницким УП и улицей Антоновича, 114, пытаясь узнать, где находятся «на даний час» материалы этого уголовного производства. В Дарницком УП адвокату отвечали, что 5 томов уже отправлены в городское управление, в последнем же Судзинского уверяли, что они эти 5 томов ещё не получили. В итоге, 22 ноября 2018 года пять томов благополучно были доставлены в Киевское следственное управление, и Юрий Юрьевич попросил адвоката не беспокоить его до понедельника, 26 ноября 2018 года. 

Тем временем, уборщица, написавшая нашему изданию ответ за подписью Ю.Ю. Гороховских, продолжала давать нашим  журналистам советы:

 «Одночасно з цим, зазначаємо, що відповідно до ст. 6 та ст. 8 Закону України «Про доступ до публічної інформації» таємниця досудового розслідування є таємною інформацією та віднесена до публічної інформації з обмеженим доступом». 

Уборщица, написавшая это журналистам, занимающимся журналистскими расследованиями, подсунувшая это письмо исполнителю Мариняко, который, в свою очередь, принёс это коллективное творчество на подпись Юрию Юрьевичу Гороховских, точно не читали нашего заявления о совершении преступления. Потому, что в нашем заявлении мы не просили ни уборщицу, ни Мариняко, ни, тем более, высокого начальника Юрия Юрьевича поделиться с нами тайнами досудебного расследования. Наоборот, это мы предлагали главным полицейским Киева приобщить к материалам уголовного производства информацию, добытую нами в ходе журналистского расследования, которая значительно отличается от проведённого «на даний час» досудебного расследования. 

И, наконец, уборщица следственного управления Киева своим последним абзацем показала свою глубокую «заинтересованность» в расследовании преступления:

«З урахуванням викладеного, у разі необхідності, з питань, викладених Вами у заяві, рекомендуємо звернутись до слідчого відділу Дарницького управління поліції Головного управління Національної поліції у місті Києві (вул. Кошиця, 3-а в м. Києві) в порядку, визначеному кримінальним процесуальним законодавством України».

Что рекомендует нашему изданию уборщица? Она утверждает, что нужно учитывать все, выше изложеные ею, извращения. А, на основании этого учёта, если нам это интересно и вдруг понадобится, добытую нами информацию нужно отнести в Дарницкое УП, в следствие. 

Ни уборщице следственного управления, ни исполнителю Мариняко, ни заместителю начальника следственного управления Киева Ю.Ю. Гороховских наша журналистская информация оказалась неинтересной. Возможно, потому, что она разительно отличается от уже полученной  и оформленной «на даний час» следователями в течение предыдущих пяти месяцев  досудебного расследования.

Геннадий Устинов

Главный редактор издания

 

Продолжение

Назад в архив Версия для печати