Версия для печати
Хозяин "Делфи" - друг Подзирея. Фото из сети

Подзирей. Шпион и провокатор

Что-то в последнее время часто стали встречаться, мягко говоря, странные люди. Уже далеко не молодые, прожившие жизнь и, казалось бы, обладающие  накопленным жизненным опытом и, непременно, прикрывающиеся  высшей степенью набожности.
 
Подзирей Дмитрий Степанович, 66 лет от роду. 
 
Меня с ним познакомил представляющийся «генералом» Вячеслав Иванович Стасюк. «Генерал от инфантерии» Стасюк некогда отирался в партии Олег Ляшко, но был изгнан оттуда.
 
Познакомил Стасюк потому, что Дмитрию Степановичу Подзирею, якобы, некая фирма должна была большую сумму денег. «Генерал от инфантерии» привёз на встречу Дмитрия Степановича вкупе с объяснительной запиской, в которой излагалась суть проблемы, которую надо было разрешить.
 
Суть эта состояла в следующем.
 
Примерно год назад к Дмитрию Степановичу Подзирею обратился его знакомый из Хмельницкого, Юрий Васильевич Тимощук с заманчивым предложением. И, к слову сказать, заманил!
 
Юрий Васильевич Полищук сказал, что есть у него на примете место под строительство завода для производства подсолнечного масла. Место есть, а денег у Полищука не было. «Замануха» Юрия Васильевича состояла в том, что нужен был инвестор в будущее строительство и производство.
 
Как утверждал в пояснительной записке Дмитрий Степанович Подзирей, именно в это самое время «к моей жене обратился украинец, проживающий в США – Андрей Федоренко».
 
По словам Подзирея, Андрей Леонидович «захотел вложить средства в какой-то бизнес в Украине».
 
- Мы предложили ему присоединиться к проекту маслозавода, поскольку считали и считаем этот бизнес очень перспективным, - подчеркнул Дмитрий Степанович.
 
И Андрей Леонидович Федоренко присоединился.
 
01 апреля 2019 года «была организована компания ООО Подилля Голд», участниками которой стали:
 
- Андрей Леонидович Федоренко с долей в 51%;
 
- Анна Ростиславовна Тимощук с долей в 35%;
 
- Ирина Зиновьевна Сокольцова с долей в 14%.
 
Директором ООО назначили мужа Анны Ростиславовны, Юрия Васильевича Тимощука.
 
Долю Ирины Зиновьевны, своей жены, Дмитрий Степанович Подзирей определил в пояснительной записке (да, очевидно, и в сознании) как «это моя доля».
 
Его доля, на уровне остальных участников, была действительно «малой». То есть, меньшей от остальных.
 
После создания ООО, Андрей Леонидович стал перечислять из США деньги на долларовый счёт, - почему-то, -  Анны Ростиславовны Тимощук, а не своей знакомой Ирине Зиновьевне Сокольцовой. На эти деньги планировалось закупить помещение и оборудование для будущего завода. И тут, в   пояснительной записке, Дмитрий Степанович Подзирей делает ремарку, суть которой он не заметил год тому:
 
- Андрей Федоренко оформлял покупку помещения по украинскому паспорту (не по-американскому, и без согласия жены, которая проживает в США, и с которой у Андрея Федоренко есть двое детей). (Здесь и далее цитаты Подзирея с его орфографией и пунктуацией – Авт.)
 
По утверждению Дмитрия Степановича, Андрей Леонидович перечислил Анне Ростиславовне («семье Тимощук») 263 000 долларов США.
 
- Они вдвоем вели свои финансовые взаиморасчёты, так что я не вмешивался в финансовую сторону вопроса, - поясняет Подзирей.
 
Из этой фразы Дмитрия Степановича видно, что, в присущей ему манере, он дистанцируется от вообще какого-либо участия в финансовых вопросах предприятия, и, в то же время, показывает, что как бы и должен был претендовать на деньги Андрея Федоренко, ровным счетом, не имея к ним никакого отношения.
 
И, далее, в пояснительной записке Подзирей лихо закручивает сюжет,  по его идее, оправдывающий его:
 
«Время от времени я бывал на заводе, смотрел как там идут дела. Завод строился. Беспокоило только отсутствие отчетности по финансам и учету материальных ценностей от директора Юры Тимощука. Директор не отчитывался о затратах привлеченных средств.
 
Также я обратил внимание, что сроки внесения средств в Уставной фонд уже прошли, а на Уставной фонд нашего завода «Подилля Голд» не внесены никакие средства.
 
Я хотел внести со своей стороны свою долю, как было сказано в Уставе, но деньги у меня не приняли, потому что задним числом бухгалтерия принять деньги не могла. Юрий Тимощук сказал, что приедет Андрей Федоренко, мы организуем учредительское собрание и закроем Уставной фонд оборудованием».
 
Вот, Дмитрий Степанович Подзирей «время от времени» бывал на стройке. Завод-то строился, А Дмитрий Степанович беспокоился: Юрий Тимощук перед ним не отчитывался за финансы Андрея Федоренко! Действительно, непорядок!
 
А потом, по прошествии как минимум 6 месяцев (исходя из законодательства), Дмитрий Степанович Подзирей «обратил внимание», что его жена Ирина Зиновьевна Сокольцова не внесла в уставный фонд предприятия свой взнос в размере 14%. 
 
То есть, не до того было! 
 
И тогда, по истечению этого срока, Дмитрий Степанович Подзирей «хотел внести со своей стороны свою долю», зная наверняка, что бухгалтерия никогда этого не сделает задним числом, после отчётов.
 
Так и получилось! Зато эта, созданная самим Подзиреем ситуация, позволила ему изобразить «обиженное лицо Солженицына», чтобы в своём промахе обвинить компаньонов. 
 
Уже сегодня, изучив на протяжении трёх месяцев привычки и стиль поведения Дмитрия Степановича Подзирея, могу с уверенностью утверждать, что это был его продуманный, но не просчитанный им план.
 
А затем «наступил сентябрь 2019».
 
«Завод уже должны были вот-вот запустить…
 
Но Юрий Тимощук сказал, что ему не хватает для запуска завода еще 30 тыс.долл. Он обратился ко мне с просьбой помочь финансами.
 
Я сказал Юре, что свободных средств в сумме 30 тыс.долл. у меня нет.
 
Но я попросил своего друга, фермера, дать Юрию подсолнечник с отсрочкой платежа, с тем, чтобы Юрий этот подсолнечник переработал где-то на действующем заводе и чтобы заработал необходимые средства.
 
Юрий, не согласовав со мной, взял у фермера подсолнечника на сумму 145 тыс. долл, сроком на две недели.
 
Фермеру Юрий сказал, что я в курсе такого займа, и что со мной все согласовано.
 
Я же о таком большом займе ничего не знал. Так же, как и о сроках.
 
Две недели прошло. Юрий деньги фермеру не вернул. Еще и стал избегать разговоров с фермером. Фермер начал звонить мне и спрашивать о возврате долга. Тогда я и узнал, о какой сумме денег идет речь!!!»
 
Три восклицательных знака Подзирея должны, по его мнению, свидетельствовать о его крайнем возмущении. Но вот какая картина вырисовывается: Подзирей не вносит деньги за жену в уставный фонд, пытается контролировать деньги Андрея Федоренко и работу по строительству завода Юрием Полищуком, и, договариваясь с другом-фермером, не оговаривает ни объём подсолнечника, ни сроки возврата денежных средств. Главное, ни за что не отвечать, а, в случае успеха, быть рядом! Но не в случае поражения.
 
«Я обратился к Юре за обьяснениями. Но никаких обьяснений я не получил. Только обещание вот-вот рассчитаться с фермером.
 
Я много разговаривал с Андреем Федоренко. Писал ему. Предупреждал, что на фирме непорядок, и что имеет место явное хищение средств. Написал о том, что нужен контроль за предприятием, за деятельностью директора, что все сделки на заводе – это в основном «черная» наличка, неучтенная и бесконтрольная».
 
Учёта и контроля не было со стороны Дмитрия Степановича Подзирея не только как не внёсшего за свою жену долю в уставный фонд, но и участвовавшего в строительстве завода лишь в качестве наблюдателя, причём, «время от времени». Учёт и контроль вели те, кто финансировал и строил завод, кто производил на оборудовании ежедневно продукцию и реализовывал её, даже за ««черную» наличку». То есть, Юрий Полищук и Андрей Федоренко.
 
Далее Дмитрий Степанович продолжает жаловаться:
 
«Кроме того, я узнал, что была открыта еще одна фирма, на имя Андрея Федоренко: «Престиж Подилля Захид». На эту фирму должны были внести оборудование, которое было куплено за наличные деньги Андрея, и потом это оборудование фирма Андрея должна была сдавать в аренду нашему заводу.
 
Также была открыта фирма «Эталон Голд» на имя Анны Тимощук, с той же функцией – сдача в аренду оборудования для маслозавода.
 
Наконец завод запустили.
 
Но никакое оборудование ни в Уставной фонд «Подилля Голд», ни на фирму Андрея Федоренко «Престиж Подилля Захид» не было внесено.
 
У меня возник новый вопрос: а какая связь между фирмой «Подилля Голд» и уже работающим заводом?!».
 
«Вопрос, конечно, интересный», - говорил классик. И, посему, вызывает удивление следующая возмущённая фраза Дмитрия Степановича Подзирея:
 
«Компания «Подилля Голд» (в которой мы все официально учредители) – пуста, у нее нет даже номинально пополненного Уставного Фонда».
 
Как будто кто-то мешал им всем, официальным учредителям, в первую очередь, плакальщику Подзирею, «номинально пополнить» этот фонд.
 
И, далее, не внесший в уставный фонд предприятия ни одной гривны, не участвующий никоим образом в производстве продукции Дмитрий Степанович Подзирей продолжает откровенно ябедничать на бывших компаньонов:
 
«Производство и продажа продукции завода ведутся за наличку, документов нет.
 
Официальные безналичные сделки, которые проводятся через бухгалтерию – это мелось по сравнению с реальными доходами от работы завода за «черную» наличку.
 
Вопрос долга перед фермером остался открытым».
 
И, наконец, Дмитрий Степанович Подзирей завершил свою пояснительную записку следующим завершением его бизнес-истории:
 
«Наконец в Январе 2020 Андрей Федоренко приехал в Украину для проведения учредительского собрания. Андрей Федоренко приехал на собрание со своим юристом, мы приехали с нашим юристом, все представились друг другу. Юрий Тимощук пришел со своим «представителем», который никому никак не представился.
 
Как только началось собрание, «представитель» Юрия сказал в категоричной форме, что ИХ (то есть Его самого, Юрия Тимощука и Андрея Федоренко) не интересует фирма «Подилля Голд», что это фирма-пустышка, что на ней ничего нет, и что завод не имеет никакого отношения к фирме «Подилля Голд». Еще этот «представитель» добавил, что все закупленное оборудование принадлежит ему лично, потому что он давал Юре деньги на открытие завода, и теперь этим оборудованием он обеспечивает свои инвестиции, и что закладная Андрея на помещение (50% которого Андрей оплатил), тоже сейчас в его руках. И заводом они теперь будут владеть втроем: 50% (Юрий Тимощук и его представитель) на 50% (Андрей Федоренко).
 
Я попросил «представителя» Юрия Тимощука представиться.
 
Он назвал только свое имя и фамилию: Евгений Козиндо…
 
Все остальное о Евгении Юрьевиче Козиндо я узнал через пару часов.
 
Это профессиональный аферист и рейдер, который «кинул» не одну фирму.
 
Юрий связался с человеком сомнительной репутации, а Андрей принял их сторону.
 
Я откланялся, и после этой встречи я ни с кем больше не виделся и не общался.
 
Примерно 120 тыс.долл. долга фермеру до сих пор не возвращены.
 
Из достоверных источников располагаю информацией, что маслозавод (две линии) работает на полную модность за «черную» наличку (при транспортировании сырья и товара выдаются только транспортные накладные, позже они уничтожаются обеими сторонами).
 
Дополнительно прилагаю информацию по Евгению Козиндо и расписки Юрия Тимощука о долге перед фермером».
 
В каждом обороте «высоким штилем» написанной Дмитрием Степановичем Подзиреем чувствуется обида на своих (или, точнее, своей жены, Ирины Зиновьевны Сокольцовой) партнёров по фирме-пустышке. Прочитав это, я спросил тогдашнего нового знакомого Дмитрия Степановича, чем могу ему помочь?
 
Ответ был предельно ясен:
 
- Я хочу получить долю в предприятии!
 
Сразу же возник вопрос: а не рейдерство ли это? И кто тогда больше «профессиональный аферист и рейдер»: Евгений Юрьевич Козиндо или Дмитрий Степанович Подзирей?
 
Дмитрий Степанович тут же попытался убедить меня в том, что, получив в предприятии, в которое он не вложил ни копейки, ни интеллектуального вклада, третью часть, он поделится ею со мной. «Это будет ежемесячная большая прибыль», - уговаривал он меня, не называя никаких цифр.
 
Мне это было неинтересно. Дмитрий Степанович опять изобразил «обиженное лицо Солженицина». Сошлись же мы на том, что нужно помочь знакомому фермеру вернуть долг. 
 
«Мистер Джон Ланкастер Пек»
 
Фермера звали Ландяк Владимир Иванович. В расписке, на которую ссылался Дмитрий Степанович Подзирей, была указана сумма долга 115 168 долларов США. Дата расписки, как и дата договора беспроцентного займа, - 23 января 2020 года. Срок возврата займа – 01 марта 2020 года.
 
Так как я не работаю с посредниками, а с такими посредниками, как Дмитрий Степанович Подзирей даже не веду переговоры о сути проблемы, то я сказал автору пояснительной кляузы, чтобы кредитор Ландяк, если ему интересно, лично связался со мной. Дмитрий Степанович согласился.
 
И, согласившись, в течение нескольких недель рассказывал мне байки о том, что «Володе уже вернули 5 000 долларов, он пока ждёт остальных…».
 
Уже забыв об этом предложении Подзирея, я вспомнил о нём примерно месяц спустя, когда в беседе – уже втроём – Николай Иванович, мой сослуживец, вдруг спросил у Дмитрия Степановича, чем завершилась его бизнес-эпопея с Федоренко и Тимощуком.
 
- Ребята выбили почти всё, - заверил Подзирей, объяснив подробно, что «ребята» - это бандиты, якобы отставники из «конторы» и работающие под «конторским» же прикрытием. 
 
Если это так, то хотелось бы получить комментарии по этому выбиванию, как от «конторы», так и от тандема Федоренко-Тимощук.
 
Но, общаясь с Николаем Ивановичем, бывшим сослуживцем-полковником, я узнал ещё об одном замечательном эпизоде из жизни Дмитрия Степановича Подзирея. Оказалось, что он под тему возврата долга шесть лет назад взял у одного одессита 5 000 долларов США аванса. Причём, взял не сам, а прикрываясь «конторской» крышей, пообещал, что вернёт деньги кредитору.
 
- Аванс отдайте этому человеку, - сказал пострадавшему Подзирей, назвав имя местного армянина. 
 
И это тоже одна из фишек «деятельности» Дмитрия Степановича: он никогда не берёт деньги авансом лично, всегда выставляет вперёд какого-то исполнителя.
 
Себе же Дмитрий Степанович Подзирей попросил всего лишь 800 долларов «на лечение».
 
Почему  все думают, что у него «конторская» «крыша»?
 
- Кто вы? – спросил я в первый день нашего знакомства.
 
Дмитрий Степанович с загадочным выражением лица рассказал мне, что служил в Службе внешней разведки, но «моё личное дело находится в России».
 
Сотрудником СВР он представляется многим, в частности, таковым он заявил себя шесть лет назад Николаю Ивановичу, во время оно служившему в контрразведке. Главное, что познакомил их, Дмитрия Степановича и Николая Ивановича, уважаемый в службе офицер.
 
- Знаете, как его фамилия? – спросил я Николая Ивановича.
 
- Нет, - ответил тот.
 
За шесть лет не узнать фамилию человека, с которым собрался иметь какие-то дела?!
 
 И вот эта ситуация с Николаем Ивановичем, как Дмитрий Степанович Подзирей классически «развёл» его, как столкнул нас на ровном месте, характеризует его сущность, вдобавок к рейдерским наклонностям, о которых уже сказано выше и которых ещё скажем ниже. Восстанавливая ситуацию по эпизодам, мы получили следующую картину.
 
Итак, у Николая Ивановича возникла некая потребность в юридических услугах, а также  по оказанию помощи журналистами. Так как он знал Дмитрия Степановича на протяжении шести лет, то обратился к нему: мол, не знает ли кого он, занимающегося журналистскими расследованиями. Естественно, что Подзирей знал меня, и, потому, ответил, что знает. 
 
На вопрос Николая Ивановича, можно ли доверять мне, Дмитрий Степанович ответил, что он поручал мне одно дело. И я его выполнил.
 
На самом деле, до сегодняшнего момента, ни одного дела он мне не поручал и, естественно, я ничего не выполнял.
 
И, затем, назначил Николаю Ивановичу встречу со мной возле академии СБУ. Правда, я об этой встрече не знал. 
 
Приглашая Николая Ивановича в знаковое место, мол, все мы – «конторские», Дмитрий Степанович Подзирей, таким образом, усыплял его бдительность.
 
После этого Подзирей перезвонил мне и сказал, что нужно помочь его другу. Дмитрий Степанович сказал, что опаздывает на встречу, и дал мне номер телефона Николая Ивановича. При этом попросил, что, если мне не подойдут условия, забрать у Николая Ивановича бумаги и передать ему, а «мои люди проблему решат».
 
Естественно, я позвонил Николаю Ивановичу и удивился, почему он ждёт меня возле академии СБУ? Николай Иванович тоже удивился, но вскоре подъехал ко мне. И пока мы ждали «опаздывающего» Дмитрия Степановича Подзирея, я посмотрел бумаги, мы стали вспоминать службу и нашли много общих знакомых. И тут Николай Иванович сказал мне, что Дмитрий Степанович шесть лет назад взял у его товарища из Одессы 5000 долларов США как аванс за возврат долга, причём, повторюсь, взял не сам, а сказал кредитору, чтобы тот передал деньги местному армянину, их общему знакомому.
 
Переговорив уже втроём, завершили переговоры. И тут Дмитрий Степанович вдруг громко сказал мне: «Я вас подвезу!» 
 
Подвозить меня никуда не нужно было. Но, подумав, что он хочет мне что-то сказать конфиденциальное, я сел к нему в автомобиль. Проехали мы каких-то 50 метров. Подзирей подождал, пока Николай Иванович уедет, и забрал эти бумаги себе. На том и расстались.
 
На следующий день Николай Иванович начал мне звонить по поводу тех бумаг, чему я был удивлён. Я сказал, что документы забрал себе Дмитрий Степанович. Николай Иванович настаивал на том, что Подзирей уверил его, что документы я забрал с собой. Я утверждал обратное. 
 
Вскоре позвонил Подзирей и сказал, что скажет Николаю Ивановичу, что я забыл документы у него в машине. 
 
Цирк со звонками продолжался несколько дней. Дмитрий Степанович зачем-то врал своему старому знакомому.
 
Спустя почти два месяца ситуация прояснилась. Мне Дмитрий Степанович сказал, что эти документы до сих пор валяются у него в машине.
 
- Ещё не было даже войны, а вы меня уже зачем-то подставили, - сказал я ему. 
 
Вскоре я узнал, что именно он ответил Николаю Ивановичу, в конце концов, «найдя» «забытые» мною документы у себя в машине:
 
- Его люди не хотят этим заниматься, а для моих - слишком мелко: у моих золото из ушей течёт!
 
Далее, он пояснил Николаю Ивановичу, что «его люди» начинают работать от 5 – 10 миллионов и выше. Ибо у них в ушах – «клондайк».
 
То есть, Подзирей придумал каких-то «моих людей», простых смертных, зарисовался со «своими», золотыми. Для чего?
 
Ответа я не получил, когда спросил Дмитрия Степановича Подзирея, зачем он меня выставил перед сослуживцем в неприглядном виде. Он даже не волновался по этому поводу. Ну, сказал – и сказал!
 
А вскоре Дмитрий Степанович Подзирей по секрету поведал мне, как доверенному лицу, что его интересует информация про всех высших руководителей государства. То есть, признался, что он шпион! И изобразил попытку завербовать меня, 
 
Ну не дурик ли?! Там, где он учился вербовке, я преподавал!
 
Пришлось с серьёзным видом пересказывать ему информацию из интернета, со всеми подробностями и контактами. Рассказал я ему о жизни и деятельности Романа Юрьевича Буценко по кличке «Цапля» и его бизнесе с кумом нынешнего президента, Сергеем Кравцом. Подзирей всё это старательно записывал. 
 
Записывал, видимо, для того, чтобы передать шифрованным донесением шефу. Возможно, даже получил боевую награду. Хотя, - выскажу своё субъективное мнение, - думаю, что он «полосочник».
 
А вскоре Дмитрий Степанович, видимо, впечатлённый от получения награды, доверительно предложил мне поучаствовать в двух специфических темах: восстановить в должности уволенного за прогул специалиста из МРЭО и рейдернуть известную немецкую фирму. Что из этого получилось, расскажем чуть позже.
 
Геннадий Устинов
Главный редактор издания
 
Назад в архив Версия для печати