Фото из сети

Неужели опять?

В старой европейской психиатрии эталоном психической нормы называли французского рантье. Тихого, послушного любым требованиям власти мелкого буржуа, никогда не рискующего, боязливого человека, даже грешки которого малозаметны и по-человечески понятны.
 
Позднее, в 20 веке эталоном психической нормы определили человека, легко приспосабливающегося к требованиям государства, даже в тех случаях, когда государство часто меняет свои требования .В этом смысле я так и не стал эталоном психической нормы. Поясню: я так и не сумел принять требования государства, в котором жил.
 
Что ж, психическая норма вариативна. Альберт Швейцер и Андрей Сахаров были совершенно нормальными людьми, точно такими же как Гитлер и Сталин. Так получилось, что и моя жизнь не была спокойной, размеренной и успешной. Утешаюсь тем, что всё-таки я вариант психической нормы.
 
Советские люди в большинстве своём не обращались с открытыми письмами в высокие государственные инстанции. Вместо этого на кухнях и в производственных курилках рассказывали друг другу вполне антисоветские анекдоты. Я – не смог. А потом в силу своих долгих лагерных обстоятельств освоил новый для себя литературный жанр – открытые письма первым лицам советского государства. Согласитесь, странная была ситуация: находясь в заключении в закрытой зоне, писал и публиковал (!) письма вполне откровенного антисоветского содержания.
 
Первое такое письмо я написал и отправил генсеку Брежневу в 1973 году из лагеря ВС 389-35 на Урале. В силу каких-то неизвестных мне причин Леонид Ильич мне не ответил. Вместо него мне ответили офицеры КГБ, лишившие меня свидания с родителями. Я продолжал ему писать, публикуя тексты в Самиздате, и офицеры КГБ отвечали мне лишением права закупки продуктов в лагерном ларьке (и всего-то на 5 рублей в месяц!), помещением в карцер до 15 суток, водворением в помещение камерного типа до 6 месяцев, профилактическими мероприятиями в Пермском областном КГБ и т.п.
 
Потом я писал уже легальной почтой из ссылки в Сибири и Киева новым коротко жившим генсекам Черненко и Андропову, потом Горбачеву. Но и эти мне не отвечали. Позднее я писал Кравчуку, Кучме, Ющенко. Ответов не получал, но копии своих писем я сохранил. Однажды по просьбе руководства СБУ я передал письмо премьеру Януковичу, в нем речь шла об опасности преждевременного введения в Украину заместительной терапии в виде метадона. Формального ответа не было, а неформальный был почти немедленным: американское правительство и фонд Сороса открыли для нас эту самую заместительную терапию метадоном.
 
Президенту Януковичу, которому я сообщил публично, что не являюсь его избирателем, я не писал, поскольку, будучи членом его президентского совета, общался с ним лично. Часто и много писал президенту Порошенко, пытаясь убедить его жить по закону и по совести. Ответов не было, ни от него, ни от СБУ.
 
Проголосовав за президенство Зеленского из-за страха перед цинизмом и беззаконием Порошенко, вскоре начал писать ему и нём, надеясь быть услышанным. И здесь не получилось. Откровенно говоря, и сегодня не понимаю, почему этот в сущности начинающий политик не задумывается о своем личном будущем. Уже ясно: бесславном будущем.
 
Поясню .Впервые за все годы нашей государственной независимости в должность министра здравоохранения приведен эффективный менеджер. Имя которого знает каждый врач и каждая медсестра. Знают – потому что верят. Министр Степанов сумел за короткое время внушить нам надежду. И вот – новые веяния. Наш молодой президент намерен удалить эффективного менеджера, заменив его ставленником Ульяны Супрун Виктором Ляшко, неумелым менеджером и скверным человеком, осознанно убившим санитарно- эпидемиологическую службу Украины.
 
Жаль. Очень жаль. Неужели опять, как столетие назад, мы обречены на долгую безгосударственность? Что же делать? Опять писать.
 
Вчера отправил письмо в Госдепартамент США с просьбой прекратить насилие над системой здравоохранения Украины. Через день- два отправлю письма двум знакомым американским конгрессменам.
 
Куда ещё писать, не надеясь на ответ и понимание?
 
Назад в архив Версия для печати