Мы не сдадимся

Они нас называют "пластмассовыми", и мы почти не обижаемся, переводя все в шутки и взаимные подколы.

Они ворчат про "понабирали по объявлениям" - мы вспоминаем им "украденные" у патрульных раскрытия, и вместе ржём.

Они - мы.

Мы - они...

Можем бесконечно спорить, ругаться военными словами и жаловаться друг на друга, но, видят боги, если в радиостанции звучит "потрібна допомога" - мало кто дослушает сообщение до того момента, где упоминается конкретное подразделение - срываются и летят все. 

И патрульные, и ДСО, и спецы, и опера с дильнычими. 

Потому что "потрібна допомога" просто так не говорят.

А если уже прозвучало значит, сирены и сине-красные маячки будут лететь на точку так быстро, как умеют.

Потому что мы, безусловно, ворчим друг на друга, но все же понимаем - кроме нас нет никого. 

Мы вместе радуемся удачам и пойманным злодеям, мы вместе скорбим по павшим товарищам.

У меня до сих пор в голове не укладывается до конца - как же, мать в душу вашу, так? Война - она в-о-о-он там, в семи сотнях кэмэ, там где блиндажи, мыши, вода в пятилитровых бутылках и соседи справа, соседи слева...а людей теряем мы тут, на "мирной" земле.

В нас бросают гранаты.

По нам валят уже очередями из автоматического.

Нам прокалывают грудные клетки ножами и разбивают лица кулаками... И все это тут - "где нет войны и все давно знакомо"(с)

За неполную неделю потери полицейских - до десяти раненными и один погибший( я специально не пишу более простыми и привычными терминами 200 и 300).

И что?

А них@я.

Хрен вам, не очень уважаемые алкаши, грабители, автоворы, семейные и не очень насильники, и наркоманы с убийцами.

Мы не сдадимся.

С неделю назад, еще до кровавых событий в Одессе, Запорожье и Харькове, перед заступлением на дежурство, я строил роту - двадцать парней и четыре девушки.

Вчера, после краткого инструктажа и разбора тех событий, на патрулирование ночного города вышли ровно двадцать парней и четыре девочки.

И опять кто-то из них оформлял ДТП (без травмованих, "але учасники б'ються")

Кто-то кувыркался в снегу с особо буйными.

Кто-то помогал участковому доставить в райотдел задержанного.

Кто-то искал следы взлома в темных дворовых конструкциях.

И кто-то перекрывал одним экипажем улицу сразу в двух направлениях, пропуская только летящих с сиренами пожарных, и не мог написать электронный рапорт в мессенджер - пальцы от мороза не таво...

И так будет.

Так будет сегодня, завтра и через сотню лет - за период своей эволюции человечество не придумало ничего принципиально нового, и навряд придумает в будущем.

Опорник противника в зоне боевых действий можно, пусть пока в теории, уничтожить беспилотниками, управляемыми ракетами и омріяними Джавелинами...

А вычистить нечисть с улиц спящего мегаполиса - тут, брат, не.

Тут, брат, ножками да ручками.

Максимум - газовым баллончиком, палкой ПР-73 и наручниками... Ну, а если реально прижмет - то и мощным девятимиллиметровым пистолем, но лучше не нада - бо потом отписываться дохера...

И сегодня в ночь снова выйдут примерно двадцать парней и четыре девушки, все, как один - темно синяя форма, бронежилет, вечно разряженный планшет, газовый баллончик да палка ПР-73, не считая девяти миллиметрового Форт-17 "та двадцять вісім бойових набоїв до нього".

В одном из десяти районов одного из тридцати двух городов Страны.

 

Василий Коряк

Назад в архив Версия для печати