Версия для печати
Ю. Домашин: «Конверт с долларами лежал вот здесь»

Мэра судят за взятку, которой он не брал

КПЗ как аргумент избирательной кампании
Вы думаете, сводить личные счеты при помощи милиции и прокуратуры – это прерогатива столичных политиков? Вы уверены, что КПЗ как способ выбить конкурента из избирательной гонки действует только в Киеве или, в крайнем случае, в областном центре? Вы, к сожалению, ошибаетесь. Такое практикуется на всех уровнях, вплоть до деревушки с населением в каких-то 700 душ. И это - главная угроза не только демократии, но и самому существованию украинского государства: когда охрана правопорядка подменяется репрессиями, начинается тоталитаризм. У тоталитарных режимов короткая жизнь, но после них остаются руины…

Мэр Довбыша - маленького городка в Житомирской области, но с большой историей - Юрий Григорьевич Домашин, уверен, что все происходящее с ним – месть. Три года назад его обвинили в получении взятки, он неделю провел на нарах. Но довбышане не поверили этому и на последних выборах в местные органы власти вновь избрали его (четвертый раз подряд!) председателем поселкового совета подавляющим большинством голосов. Однако уголовное преследование Юрия Домашина не прекращено по сей день, несмотря на то, что два суда в своих вердиктах зафиксировали факт провоцирования взятки. На днях было 62-е судебное заседание. Ниже сам Юрий Григорьевич рассказывает о своих злоключениях.

Инвестор оказался мерзким провокатором
- Я уверен – мой случай не уникальный. Использовать суды, прокуратуру, милицию для сведения личных счетов, для мести – это устоявшаяся практика. А борьба с коррупцией у нас принимает извращенные формы. То есть, на ровном месте возбуждаются уголовные дела, при этом невинная жертва вынуждена отбиваться, либо отправляться в СИЗО. Все это я пережил на собственной шкуре.

В 2008 году в поселковый совет обратился человек по имени Владимир Швец, который представился председателем федерации хоккея в Житомирской области, игроком ветеранской сборной по хоккею России и прочая, и прочая… Он, якобы, хотел в нашем захолустье построить развлекательный центр с катком. При этом стоимость сооружения составляла 880 тысяч евро, а на его содержание в месяц требовалось бы 7 тысяч евро. На мой абсолютно понятный вопрос: «а почему именно в Довбыше?», он ответил, что объездил ряд районов Житомирской области и нигде не нашел подходящего земельного участка. Кроме того, он попросил оформить выделение участка «задним числом», вписав его в решение недавней сессии поселкового совета.

Я не согласился на подлог, а предложил собрать внеочередную сессию, на которой «инвестор» мог бы пояснить свои намерения. Кстати, когда я с ним обсуждал нюансы размещения катка, было видно, что он во многих вопросах «плавает». Так, я предложил на выбор три участка, но его не устроили условия, хотя с точки зрения мало-мальски знающего застройщика, они были идеальны: рядом вода, трансформатор. Наконец, он остановился на площадке, где у нас была стихийная свалка мусора. Меня это устроило, поскольку у этого проблемного участка появится хозяин, который вывезет мусор и не позволит загаживать его вновь.

После встречи с Владимиром Швецом я позвонил своим друзьям в Житомире, хотел хоть что-то узнать о моем «инвесторе». Мне его охарактеризовали как афериста. Сейчас я очень жалею, что не прекратил с ним контакты, но тогда думал, может, за ним и вправду стоят реальные инвесторы…

Я перезвонил ему и сказал, чтобы прихватил с собой, когда будет ехать на сессию поселкового совета, проектно-сметную документацию на объект и доказательства своей платежеспособности. Это было 24 июля 2008 года. Швец сказал, что приехать на сессию не сможет, поскольку в Житомир приезжает министр по делам семьи, молодежи и спорта, с которым он должен встретиться. Тогда я сказал, что сессия будет перенесена на 29 или 30 июля, но чтобы он был обязательно. В ответ он пригласил меня в житомирский ФОК, в сооружении которого он якобы принимал участие.

И я приехал. Владимира Швеца обнаружил в раздевалке – он как раз одевал хоккейную форму. И – пошел кататься… У меня сложилось впечатление, что он таким образом убежал от меня. Это был еще один сигнал. Однако тогда я на него не отреагировал.

…А документы он привез… Но очень странно сделал это: приехал в выходной, позвонил мне на мобильный и поставил перед фактом, что он находится в Довбыше. Я сказал, чтобы он подъехал к зданию поселкового совета.

Я честно сказал Швецу, что у меня – негативная информация о нем. А «проектной документацией» оказалась «скачанная» из Интернета правительственная программа развития хоккея в Украине. Я понял так, что реальные «кошельки» прислали этого человека, чтобы он проделал всю подготовительную работу, а после станут ясны истинные цели приобретения участка. Ну,… думаю, Бог с ними, если свалку там разберут, и то хорошо будет.

На той же встрече он впервые завел разговор о деньгах - намекнул, что даст по тысяче гривен каждому из 25-ти депутатов поселкового совета за положительное решение вопроса. Я ему откровенно сказал, что Довбыш – не тот регион, где за землю надо платить взятки и делать подношения. Дескать, когда построитесь и запустите комплекс, у вас будет возможность отблагодарить пригласительными билетами на каток. После этого он и в телефонных разговорах намекал на деньги, но я его пресекал.

Конверт
И вот 29 июля мы рассмотрели мы этот вопрос. Швец не явился, но в телефонном режиме попросил рассматривать вопрос без него. Внеочередная сессия единогласно дала разрешение на сбор документов для предварительного согласования выделения земельного участка под строительство катка. Здесь нужно дать пояснения: сессия не участок ему выделила, а лишь дала разрешение на сбор соответствующих документов, и процесс этот мог занять минимум два года.

30-го июля Швец снова позвонил. Поинтересовался, принято ли решение и когда можно будет забрать выписку из него. А потом сообщил, что он уже в Довбыше. Он меня всегда удивлял своими внезапными появлениями. Я сказал, что занят и что распоряжусь, чтобы подготовили выписку из решения сессии и дали ему. Он начал настаивать на личной встрече.

Я подъехал к поселковому совету. Швец (как потом выяснилось, на нем была закреплена скрытая камера) ждал меня у входа. Поднялись ко мне в кабинет. Принесли выписку из решения сессии. Я подписал экземпляры и передал ему. И вдруг он изменился в лице, его стало буквально трясти. Я ему сказал: «Не переживайте. Но найдите себе опытного человека, который будет проводить согласования, иначе дело затянется на годы», - и собрался уходить. Он остался на несколько секунд за спиной. А потом вдруг начал уговаривать меня остаться в кабинете, не провожать его и почти побежал впереди меня. Все это было очень странно. Я пожал плечами, спустился вслед за ним, зашел за здание поселкового совета, а потом собрался идти домой на обед. И тут услышал голос нашего землеустроителя: «Григорьевич! Вас ищут!»

Я вернулся. Меня ждал незнакомец. Он предъявил удостоверение сотрудника УБОП и сказал буквально следующее: «К нам поступила информация, что вы только что получили взятку. Давайте, поднимемся к вам в кабинет».

Мы поднялись в кабинет. Я сел за свой стол. Он сел рядом. Зашли понятые, как потом выяснилось – срочнослужащие, которых привезли из Житомира. Незнакомец спросил, где деньги. Я сказал: «Если вы знаете, что были деньги, значит, знаете, где они лежат». Он указал на конверт, который лежал в правом дальнем углу моего стола на стопке бумаг. Я увидел помятый, захватанный конверт и говорю: «Так, это, наверное, тот конверт, который вы подкинули». Он мне говорит: «Возьмите его в руки и покажите, что там». Я в ответ показал ему дулю и говорю: «Ты что, дурака нашел?» Они хотели, чтобы я оставил на конверте отпечатки пальцев.

Потом начали осматривать купюры, помеченные невидимой при обычном освещении краской. При этом один из сотрудников УБОП пытался мазнуть меня этой краской по руке. Во избежание такого рода «подстав», я потребовал позвать моих понятых – сотрудниц бухгалтерии.

Позвали. Взяли пояснения. Меня повезли в УБОП, в Житомир. Продержали там меня до полуночи. Потом отпустили и вызвали на девять утра следующего дня. Стали требовать, чтобы написал чистосердечное признание. Разумеется, я не написал. 1-го августа я вышел на работу. Около 4-х вечера приехали сотрудники УБОП и отвезли меня в КПЗ. Там я пробыл семь дней. Как потом выяснилось, суд дал разрешение на мой арест, приняв во внимание вымышленную информацию о том, что я якобы хочу удрать за границу и уже купил билеты на поезд.

Чтобы подбросить деньги, провокаторы взяли в банке потребительский кредит
Осмыслив происходящее, я пришел к выводу, что все это имеет связь с сыном бывшего участкового Довбыша, который служил в областном УБОПе, и с которым у меня были очень плохие отношения. Задумайтесь: 30-го июля мне подбросили 7 тысяч долларов, а 29-го сын бывшего участкового взял в банке потребительский кредит именно на эту сумму. В ходе досудебного следствия был направлен запрос в банк, и тот дал соответствующую справку. Таким образом, из судебных материалов вытекает, что мне были подброшены именно эти деньги.

Досудебное следствие проводилось дважды. Дважды дело рассматривалось в суде первой инстанции и дважды - в апелляционном суде. На днях было 62-е судебное заседание. Первый суд по всем статьям: подделка документов, злоупотребление служебным положением и получение взятки, которые мне вменялись, меня оправдал. Причем, в решении суда было отмечено, что имеет место инсценировка дачи взятки. Однако апелляционный суд отменил решение суда первой инстанции, и дело было направлено на новое судебное рассмотрение. Второй суд также отметил провокацию взятки, но дал мне два года условно и запретил занимать руководящие должности.

Однако именно в день оглашения приговора я выиграл выборы, которые показали, плохой я или хороший: 80 процентов избирателей проголосовали за меня. Я подал апелляцию, прокуратура – тоже. Апелляционный суд изъял из решения суда пункты относительно инсценировки дачи взятки, поскольку не было возбуждено уголовное дело относительно того, кто инсценировал. Кстати, провокатор Швец в суде не появился ни разу – был за пределами Украины. Я подал кассацию в Верховный суд. Прокуратура – тоже. Все решения судов были отменены и дело направлено на новое судебное рассмотрение.

…Что самое страшное: все юристы, к которым я обращаюсь, не говорят, чтобы я боролся до конца, а предлагают договариваться с прокуратурой. Ни один не сказал, что дело может быть решено по справедливости…

***
Процесс по делу Юрия Домашина длится более трех лет, и конца-края ему не видно. Провокатор Владимир Швец (он, кстати, гражданин России) где-то далеко, за пределами Украины, а возможного инициатора громкого дела о взятке, сына бывшего участкового Довбыша, и вовсе нет среди живых – летом 2010 года он разбился насмерть, катаясь на водном мотоцикле.

Анна Лукашевич

Назад в архив Версия для печати