Версия для печати
Фото из сети

Кто подставил Трампа?

Ошибка, которая может стать роковой

Прагматичный президент США Дональд Трамп, несмотря на склонность к эпатажу, мог войти в американскую историю как лидер нового технологического империализма, который пришел на смену обанкротившегося финансового империализма. Как проводник геоэкономической политики, куда более эффективной, чем отработавшая свое геополитическая линия силы и прямого вмешательства.

Борьба с международной коррупцией («дело Байдена», санкционный мониторинг «грязных долларов») и «торговые войны» как способ продавливания национальных интересов могли бы стать новой страницей американской политики после либерал-милитарного мессианства и глобальных спекуляций с подкупом целых правительств.

Но уничтожение иранского генерала Сулеймани, продолжающиеся авиаудары по радикальным сторонникам Ирана в Ираке, форсированное решение о направлении 3000 военных на Ближний Восток свидетельствуют: Трамп снова на стороне «старой геополитики». И последствия не заставят себя ждать.

Во-первых, снова возрождена угроза «большой войны». Хотя, на практике, скорее возрастает риск террористической мести со стороны радикалов-исламистов. Вероятность полномасштабной войны пока невелика, но сам факт игры с такими «глобальными рисками» СУЩЕСТВЕННО повлияет на настроения и без того ненадежных евро-атлантических партнеров США.

Европоцентричная политика только усилится. Вполне вероятно укрепление и идеи континентальной безопасности, чему будут рады в Пекине. Войны с Ираном на континенте не хотят. А волюнтаризм Вашингтона станет только поводом для нового размежевания. И одновременно – почвой для дальнейшего сближения ЕС и РФ, нахождении новых точек общего – особенно, учитывая необходимость укрепления энергетической безопасности в условиях новых рисков на Ближнем Востоке. 

Эскалация напряженности в Иране и Ираке, где возможны общие антиамериканские настроения правящих элит (неслучайно представители ГосДепа уже предупредили Ирак не делать опрометчивых шагов и не допускать принятия иракским парламентом решения об «отказе» от американской военной помощи), активирует дипломатию РФ, ЕС, Китая по уравновешиванию ситуации, отстаиванию формулы «ядерной сделки», необходимости коллективных решений по безопасности на Ближнем Востоке (СБ ООН). А там полшага и до континентальной оси Париж-Берлин-Москва-Пекин (не сразу, конечно, но идея континентального блока обретает новую почву).

Во-вторых, США фактически «сбросили» ответственность за решение украинского вопроса на ЕС и РФ. Трамп последовательно сдвигал этот вопрос на плечи ЕС, и его недавнее (неоригинальное по сути) заявление о необходимости финансовой помощи Украине со стороны ЕС – тому дополнительное подтверждение.

В условиях новых рисков на Ближнем Востоке и призрака энергетической ценовой «петли», ЕС и РФ будут объективно мотивированы к взаимным гарантиям и условиям обеспечения той самой энергетической безопасности (газ, нефть, газопроводы). И, по возможности, в снятии рисков по поводу взаимных санкций – прежде всего, по «украинскому вопросу».

Вполне вероятно, что в этих условиях начавшийся мирный процесс по Донбассу будет под жестким контролем в плане выполнения Минских соглашений, и, не исключено – с компромиссными дополнениями в эти самые соглашения (грядущий Париж-2). Это вовсе не гарантирует буквального «возврата» Донбасса в старом статусе административных областей, слишком много наломано дров и еще сильны «партии войны» по обе стороны линии соприкосновения. Но - это означает новые внутренние переговорные позиции, «модальность» формирования и компромиссный статус властей региона, переходной период с учетом двойного гражданства (300 тысяч паспортов РФ уже роздано на Донбассе), понятный механизм контроля и передачи границы (например, с участием международных сил с флагом ОБСЕ и с мандатом ООН, как прецедент). 

Если украинская власть сориентируется в происходящем, есть шанс на качественный апгрейд – страны, геополитической линии, геоэкономических возможностей – в проспекции 2-3 лет. Если нет, - Украина останется «замороженной провинцией» на этот же период (2-3 года), в составе «Малой Украины», в истерике «на улице» и в экономической стагнации, вне основной игры, и, думаю, окончательно «без Донбасса».

В-третьих, выпрямляет спину и Турция, быстро, в это же самое время (!), откликнувшаяся на «просьбу» Триполи о военной помощи против надвигающихся сил Ливийской национальной армии Хафтара (Ливия). Турция, оставаясь номинальным союзником США по НАТО, фактически включилась в игру за реальное региональное лидерство на Ближнем Востоке (Сирия, Западный Ирак, Северная Африка). И действует так же, как и США в Ираке, - в одиночку, игнорируя интересы и замыслы партнеров.

Это вызов всей системе евроатлантического единства, учитывая конфликт интересов ЕС, Турции и США в Ливии. США просто не успевают оперативно отреагировать на турецкую силу в Ливии.

В-четвертых, внутренние оппоненты Трампа, еще не избавившись от последствий коррупционных скандалов, получили в руки уникальную карту – волюнтаристские действия Трампа, которые теперь трактуются как «создание глобальных угроз» и рисков для жизни простых американцев (угроза террористической мести). Информационная паника в американских СМИ и антитеррористические меры только усугубят ситуацию. Не дай Бог что – будет виноват Трамп.

Пятое, и - последнее. Судя по всему, судьба второго срока Трампа теперь зависит не от разоблачений в коррупции оппонентов и не от скандалов о «спроектированных революциях», а от успеха или провала начавшейся «иранской кампании». То есть – в Тегеране.

Даже заготовленный торговый компромисс с Китаем как очередная геоэкономическая победа Трампа померкнет на фоне новых ближневосточных угроз. 

И выбор – один другого хуже. Военная кампания – это потери, террористические ответы, военный бюджет, скандалы с бывшими союзниками, потеря влияния на континентальную политику. «Революционная кампания» - вернее, «контрреволюционная» (учитывая, что власть Ирана – это власть «исламской революции») – дело еще более сложное, и придется заниматься таким же «грязным делом», каким занимались американские демократы в цветных революциях на постсоветском пространстве (и в украинских революциях, в частности). А еще недавно такое вмешательство вроде бы сам Трамп и осуждал. 

Ну, а бездейственная идеологическая кампания (медиа, трибуна ООН, политические декларации) – уже просто «не прокатит». Маховик запущен, придется выбирать из первых двух. И второго ухода с Ближнего Востока, как это было с Сирией, Трампу уже никто не простит.

Так что, вопрос остается открытым – кто подставил Трампа? И, второй, не менее важный, - кто поддержит и спасет Трампа в 2020-м?

Андрей Ермолаев

Назад в архив Версия для печати