Версия для печати
Фото из сети

Компромиссы не спасли

В Москве умер великий актер Олег Табаков. Совсем не молодым. Но я не пишу некролог. Даже мысли такой не было. Я о другом – о границах компромисса. 

Прочитал статью Аркадия Бабченко «Параллельный мир россиян» на сайте Новое Время. Горькую, надрывную статью. И вспомнил свою встречу с Еленой Георгиевной Боннер, женой тогда уже сосланного в Горький Андрея Дмитриевича Сахарова.

Долго и мрачно мы тогда говорили. Впереди просвета не было. Елена Георгиевна рассказала мне такое. Публичная кампания осуждения диссидента Сахарова содержала всевозможные письма трудящихся в советских газетах. В том числе, письма советских ученых. Было среди них и письмо известных физиков, коллег Сахарова по Академии Наук СССР. И они, коллеги, его осудили.

А потом, спустя несколько дней к Сахарову в коридоре Академии Наук подошел близкий его коллега академик Харитон, тогда – руководитель советского ядерного проекта. На всякий случай оглянувшись, тихо сказал: «Дорогой Андрей Дмитриевич, я действительно подписал это мерзкое письмо. Вы же понимаете, я не мог отказаться. Иначе на мое место поставили бы проходимца N, ставленника ЦК КПСС, этот жулик погубил бы весь наш проект. Пострадала бы вся система защиты государства!»

Этнический еврей, знаменитый физик академик Харитон поступил так, как ему тогда было необходимо. Остался руководителем советского ядерного проекта. Актер и режиссер Олег Табаков поступил так же. И получил финансовую поддержку от российского государства. Для этого написал и произнес гнусные слова о нас, украинцах.

О границах компромисса. Они действительно существуют. Определяются индивидуально. Компромисс Харитона не спас СССР от развала, не помог сконструированный им ядерный щит. Компромисс Табакова после его смерти не спасет от развала его любимую «Табакерку». Это – мнение многих московских театральных деятелей, произносимое шепотом и только среди «надежных людей».

 

Семён Глузман 

Назад в архив Версия для печати