Версия для печати
Мексика на карте.

Хуарес. Зона боевых действий

(Ciudad Juarez) – так называют город в пустыне на границе с Техасом. Эта наиболее крупная транзитная коммерческая зона между США и Мексикой также является самой крупной перевалочной базой для транспортировки наркотиков. Сегодня здесь идет война за передел сфер влияния между различными преступными сообществами. 2 500 человек было убито в Хуаресе в прошлом году.

На сегодняшний день - это населенный пункт с наибольшим числом убийств и разного рода насильственных преступлений на планете. По очень заниженной официальной статистике, в городе с населением 1,4 миллиона на каждые 100 тысяч жителей в год приходится 157 убийств. В этой статье мы сделаем попытку проанализировать положение в Хуаресе и понять, как в наше время, с молчаливого согласия мирового сообщества, вообще может происходить подобное варварство.

  Хуарес.

По оценкам американских экспертов, беспрецедентный процесс насилия, захвативший некоторые районы Мексики и все ее приграничные с США города, имеет свои аналоги и укладывается в определенные схемы. Подобное уже происходило в Чикаго и Нью-Йорке во времена «сухого закона», в Палермо и Медельине, где гангстерские войны - явление перманентное. Все эти процессы, как бы устрашающе они ни выглядели, имеют свои закономерные спады и подъемы.

Эксперты утверждают, что после 4–5 лет волна насилия начинает спадать, а Мексика сейчас находится на ее пике… Единственное, чего не могут предсказать эксперты, так это того, как долго продлится пик этого тренда. Например, если взять такой исторический факт, как Тридцатилетняя война в Европе (1618–1648), то он  никак не укладывается в пятилетний цикл американских экспертов.

Слишком многие факторы вовлечены в этот феномен. Переплетение и конфликт экономических, исторических, национальных и многих других интересов превращает мексиканский синдром в поистине гордиев узел. Зато единственное, что можно с уверенностью и безошибочно утверждать, так это то, что гангстерская война в Мексике наиболее кровопролитная, и не утихнет до тех пор, пока будет поддерживаться экономическими интересами крупного финансового бизнеса и политики, и пока так называемые «эксперты» разных направлений будут иметь нас в наши широко открытые, а, главное, доверчивые уши.

Как-то недавно я смотрел американский документальный фильм «Короли мафии», -  о мексиканских наркокартелях. Там были озвучены мнения полиции, спецагентов, журналистов о мексиканской проблеме и представлены следующие кадры: таможенный терминал. Огромная масса машин. Суетящиеся таможенники с собаками. И все это - в сопровождении дикторских комментариев:

«Ежегодно американско-мексиканскую границу пересекает около 250 000 000 человек. Никакие даже самые высокотехнологичные таможенные структуры не в состоянии проконтролировать такое количество людей и техники. Чистая математика говорит о том, что если трафикант бросит свой груз наудачу в любую из пересекающих границу машин, даже особо не маскируя его, то в 9 случаях из 10 он пройдет незамеченным».

Далее диктор продолжал:

«Контрабандисту не обязательно подкупать всю таможню, ему достаточно купить одну смену и спокойно провозить все, что ему необходимо».

Возможно, рядовой американский обыватель поверит в то, что у болезни в первую очередь надо лечить симптомы, а не причину, но мы с вами - не американские обыватели, и потому пойдем дальше.

Майкл Руперт – бывший полицейский офицер, 20 лет проработавший в лос-анджелесской полиции в отделе по борьбе с наркотиками, а ныне, по собственному определению, независимый журналист-расследователь. В настоящее время является президентом компании «Коллапс Нетворк Инкорпорэйтед». Исследователь, публицист, частый гость программ в Прогрессивной радиосети.

Майкл Руперт занимался исследованием участия ЦРУ в наркотрафике на протяжении 23 лет. В 1996 году дал пресс-конференцию, где выступил с обвинением ЦРУ в организации и торговле наркотиками. Конечно, можно было бы усомниться в психической полноценности Руперта, понавешивать на него ярлыков и сказать, что это все бредни его воспаленного воображения. Но тогда как быть с актуальным сенатором и миллиардером Джоном Керри? Сенатское расследование, проведенное им в апреле 1986 года, выяснило, что государственные персоны, поставлявшие вооружение повстанцам Сан-Сальвадора, были вовлечены в поставки наркотиков в Америку. И чаще всего сразу несколько государственных организаций знали о том, что происходит. Керри утверждает, что поставщики наркотиков часто использовали американские военные транспортные самолеты для перевозки кокаина на территорию США.

Общая длина границы между США и Мексикой составляет 3 200 километров. Приграничный люд во все времена и во всех странах жил за счет контрабанды. В Мексике начинали с транспортировки виски в эпоху сухого закона, следом, за появлением спроса на канабис в 30-х годах, занялись марихуаной, а по прошествии Второй мировой войны, после знакомства американских солдат с морфином, быстро набили руку в транспортировке героина. Сейчас полный прайс-лист по предоставлению услуг наверняка займет целую журнальную страничку.

Откуда возник такой феномен, как Хуарес, город, в котором скопировал прообразы своих героев американский режиссер Квентин Тарантино? Для того чтобы понять это, нам надо перенестись на несколько тысяч километров южнее, в штат Синалоа (Sinaloa).

Горная, поросшая лесом местность. Множество мелких ранчо и крайняя нищета населения. Клановый порядок местной социальной структуры породил здесь своеобразный менталитет и отношения, которые можно кратко сформулировать двумя словами: закон джунглей. Это не означает, что здесь сплошь и рядом происходит беспредел. Вовсе нет, просто люди там живут в системе координат, отличной от той, которую может себе представить европеец. Примером могла бы послужить беседа четырех фермеров, вооруженных винтовками М-161, случайно услышанная мною в местном баре.

Там, попивая мичеладу и пиво, они обсуждали совершенно невинный вопрос – поездку в соседний город за прессом для давки масла. На одну минуту мне показалось, что я попал на военный совет индейцев или в генеральный штаб, где разрабатывается предстоящая военная операция. Рассматривались вопросы стратегии и тактики, альтернативы, варианты отъезда, возможной ночевки и много всего такого, о чем среднестатистический европеец никогда бы не подумал. И все это происходило без малейшей позы, совсем обыденно, приправленное специфическим, но великолепным мексиканским юмором.

Американское управление по борьбе с наркотиками называет штат Синалоа парком Юрского периода. Лишь на территориях, занятых воинскими частями, поддерживается видимость закона. В остальных регионах придерживаются культа «зловеще-зеленого Иисуса» (Jesus Malverde), патрона штата. Еще его называют «Наркосвятой» или «Ангел-покровитель бедных». Уже более ста лет там поклоняются этому защитнику контрабандистов и наркотрафикантов. У зловеще-зеленого Иисуса есть храмы, изображения в виде икон и разных фигурок. Ему молятся, ставят свечки, его благодарят в случае удачно проведенной сделки.

«Наркосвятой» (Jesus Malverde).

Штат Синалоа является крупнейшим мировым производителем марихуаны и героина.

Именно из него вышло большинство известных мексиканских трафикантов. Вот трое из них.

Ернесто Фонсека Карийо (Ernesto Fonseca Carrillo) 1946 г. р. Псевдоним Дон Нетто (Don Neto). Один из трех шефов и соучредитель картеля Гуадалахара. Свою деятельность начал в семидесятых в Эквадоре с транспортировки марихуаны и героина. Первым использовал для этого авиацию.

Ернесто Фонсека Карийо. Дон Нетто (Ernesto Fonseca Carrillo. Don Neto).

Некоторые считают его идейным вдохновителем и основателем современной мексиканской мафии. Родной дядя - Амадо Карийо Фуэнтес (Amado Carrillo Fuentes). Был наставником и учителем Феликса Гайардо. Изобрел и пустил в оборот слово «наркотрафик». После ареста 7 апреля 1985 года, предложил за свое освобождение выплатить внешний долг страны, который на тот момент составлял 57 милиардов долларов.

Рафаель Каро Кинтеро (Rafael Caro Quintero) 1952 г. р. Шеф и основатель «Гвадалахары». Один из самых знаменитых наркотрафикантов Мексики. Был арестован по обвинению в убийстве агента США из Управления по борьбе с наркотиками (DEA Drug Enforcement Administration) – Енрике Камарена Салазар (Enrique Camarena Salazar) и его пилота Альфреда Авеляра (Alfredo Avelar) 4 апреля 1985 года. Енрике тогда обнаружил в горах Сьерра-Мадре, самую крупную в мире плантацию марихуаны. Глупо было бы предполагать, что о такой громаде, которую было видно со всех спутников и на которой работало около 7000 культиваторов, ничего не было известно спецслужбам обеих стран. Фактически агента американских спецслужб ликвидировали при молчаливом попустительстве властей. В данный момент Рафаель Каро Кинтеро отбывает пожизненное заключение.

Рафаель Каро Кинтеро (Rafael Caro Quintero).

Мигель Анхель Феликс Гайардо (Miguel Ángel Félix Gallardo) 1946 г. р. по прозвищу Крестный отец (Padrino). Бывший агент ныне упраздненной федеральной судебной полиции, работавший телохранителем у тогдашнего губернатора штата Синалоа Леопольда Санчеса Селис (Leopoldo Sánchez Celis), одного из политических покровителей Феликса Гайардо. Феликс один из основателей картеля «Гвадалахара» (Guadalajara). Последний из «могикан» первой десятилетней декады. Арестован 8 апреля 1989 года. После его ареста картель прекратил свое существование, распавшись на две части: картель Синалоа (Cártel de Sinaloa) с базой в Кулиакане штат Синалоа, контролирующий западную часть страны, и сообщество Тихуана (Cártel de Tijuana), имеющее свои интересы на северо-западе.

Мигель Анхель Феликс Гайардо. Крестный отец (Miguel ngel Flix Gallardo. Padrino).

Как латынь является матерью многих европейских языков, так и эти трое выходцев из Синалоа стали отцами современной мексиканской преступности, дав толчок таким известным контрабандистам из клана Синалоа, как племянник дона Нетто – Амадо Карилло Фуэнтес (Amado Carrillo Fuentes), выходец из штата Синалоа, начавший с обычного культиватора марихуаны и завершивший свою карьеру лидером крупнейшего картеля «Хуарес».

Амадо Карилло Фуэнтес (Amado Carrillo Fuentes).

По мнению американского управления по борьбе с наркотиками (DEA), он являлся крупнейшим наркотрафикантом 90-х. При правлении Амадо половина наркотрафика между Мексикой и США приходилась на долю картеля «Хуарес». Занимался доставкой кокаина в США. Товар транспортировал в Боингах 727, принадлежащих его собственной авиакомпании, за что и дано было ему прозвище «Король неба», или «Небесный джентльмен» (señor de los sielos). О размерах его операций говорит такой факт. 29 сентября 1989 года в приграничном городе Сильмар полицией была обнаружена 21 тонна кокаина на сумму свыше 7 миллиардов долларов, а также ящики с наличкой в 10 миллионов. Груз принадлежал тогда еще известному лишь в узких кругах Амадо Карилло.

Здесь же ведет войну за контроль над территорией Хоакин Гузман Лоера (Joaquin Guzman Loera) по кличке «Малыш» (El Chapo), родившийся в бедной семье производителей марихуаны.

Хоакин Гузман Лоера. Малыш (Joaquin Guzman-Loera. El Chapo).

Он не умеет читать, и он - лидер самого могущественного картеля в Южной Америке, известного как картель «Синалоа». На сегодняшний день он наиболее разыскиваемый преступник на американском континенте и самый крупный наркотрафикант среднего звена в мире. Он один стоит за большинством преступлений в Мексике, связанных со сферой трафика наркотических веществ.

Возможно, вы спросите, почему на иерархической лестнице дельцы с многомиллиардными состояниями, нажитыми на продаже наркотиков, стоят только посередине? Для ответа на этот сложный вопрос надо писать отдельную книгу, и объема данной статьи нам для этого явно не хватит, но если коротко, то это будет примерно так. Аксиома гласит, что наркобизнес, как и любой другой преступный механизм, не может существовать самостоятельно и требует непременной поддержки институтов власти, в первую очередь, исполнительной и судебной. Лидер любой преступной группировки – это прежде всего буфер и сцепка между коррумпированной государственной вертикалью и криминальным сообществом. Отсутствие любой из этих составляющих превращает его в заурядного уголовника, обреченного на арест или ликвидацию. Никакая, даже самая мощная нелегальная структура, не сможет существовать самостоятельно или противостоять государственной машине длительное время. Примеры тому есть, и перечислять их здесь не имеет смысла. Самая популярная история произошла во времена правления диктатора Муссолини. Он пересажал итальянскую «коза ностру», членами которой являлись десятки тысяч людей, в рекордно короткие сроки – за неделю! Преступники это прекрасно понимают, и потому внедрение или подкуп людей из государственных ведомств – важная часть их работы. Мексика является примером того, как преступное сообщество трафикантов, благодаря своим сверхприбылям, коррумпировало всю вертикаль, начиная от комендатур и полицейских участков и заканчивая аппаратом президента.

По данным профессора юридических наук Хосе Рейес (Jose Reyes)2, озвученным во время своей предвыборной кампании на пост мэра Хуареса, половина всех полицейских чинов малого, среднего и крупного состава так или иначе задействована в организации производства и сбыта наркотиков. Первым шагом Хосе Рейес после инаугурации было увольнение всех полицейских чинов высшего ранга и половины среднего и низшего звена и размещение преданных ему людей – это дало начало войне внутри полицейского корпуса, в ходе которой погибло более 30 полицейских и чиновников, участвовавших в чистках личного состава. Был арестован первый заместитель начальника полиции во время транспортировки одной тонны марихуны. Цель мэра – поставить своих людей на место уволенных, увенчалась успехом. Заметьте себе – вовсе не факт, что происшедшее даже на короткое время изменит ситуацию в городе. Всего лишь произошла стандартная смена возле кормушки, которая повторялась раньше, и, вне всякого сомнения, повторится в будущем. Даже если допустить, что актуальный мэр города не причастен к наркотрафику и искренне желает искоренить его, то на сегодняшний день это ровным счетом ничего не меняет. Местный суд города, его городской совет и полиция являются малой частью большой продажной системы, и даже предположительно кристально честный мэр города не сможет долгое время противостоять этому укладу. По статистике Департамента юстиции CША, до 1979 года на территорию Соединенных Штатов Америки ежегодно ввозилось до 80 тонн наркотиков. После выхода в свет меморандума директора ЦРУ Уильяма Кейси, в котором оглашалось, что нарушения сотрудниками ЦРУ, связанные с наркотиками, не должны рассматриваться в судебном порядке, к 1987 году количество ввозимого зелья увеличилось до 400 тонн.

И это - основательно устаревшие данные. Более актуальная информация тщательно скрывается, но если проследить динамику роста потребления, то не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что количество, ввозимое в 90-х, применительно к 2012 году можно смело умножить в 1,5 раза.

Практически весь товар поступает из стран Латинской Америки, где Мексика выступает на сегодня главной транзитной зоной, и Хуарес является одним из основных распределительных узлов этого потока.

Огромную денежную массу, вырученную главами картелей, необходимо легализовать. Вот здесь-то и вступает в действие Black Market Peso Exchange – крупнейшая в мире подпольная система по отмыванию наркоденег, один из основных плацдармов, на которых твердо стоит весь наркотический бизнес.

Black Market Peso Exchange использует в своей деятельности такие инструменты, как фондовые рынки, рынки драгоценных камней и благородных металлов, нелегальные расчетные центры и нелегальные системы переводов. Вместе с ней  на учете у FATF (Financial Action Task Force on Money Laundering) – одной из специальных международных организаций, и группы «Эгмонт» Egmont Group – подразделений финансовой разведки (ПФР) мира, на которые возложены функции борьбы с отмыванием капиталов, стоят:

а) лизинговые компании;

б) ломбарды;

в) организации, содержащие тотализаторы и букмекерские конторы, а также организующие и (или) проводящие лотереи, тотализаторы (взаимное пари) и иные основанные на риске игры, в том числе в электронной форме;

г) операторы по приему платежей;

д) организации, оказывающие посреднические услуги при осуществлении сделок купли-продажи недвижимого имущества;

е) коммерческие организации, заключающие договоры финансирования под уступку денежного требования в качестве финансовых агентов.

Все перечисленные здесь финансовые структуры, через которые наиболее часто проходит «черный нал», вполне естественно, лоббируют интересы своих партнеров.

Сразу оговорюсь. В намерение автора ни в коем случае не входило валить всех в одну кучу и огульно обвинять все вышеперечисленные организации, поскольку среди них, без сомнения, есть и немало порядочных. Речь здесь идет лишь о принципе функционирования одного из механизмов картеля либо любой другой преступной организации.

Вот один из примеров практической «отмывки» наркоденег, приведенный журналом «Бизнес Уикли» (Business Weekly) со ссылкой на Министерство юстиции США, с той лишь разницей, что в данном случае кокаин принадлежал колумбийскому картелю:

Маршрут движения наркодоходов по этой схеме выглядел следующим образом:

9.00: начинается продажа колумбийского кокаина на улицах Лос-Анджелеса.

11.00: вырученные деньги переходят в руки «сборщиков».

11.30: «сборщики» доставляют вырученные за 2 часа суммы в «центр сбора».

12.30: наличность в бронированных автомобилях перевозится в «Ропекс», ювелирный магазин в деловом центре Лос-Анджелеса.

12.45: в магазине высокоскоростные счетные машины подсчитывают наличность. Ассигнации пакуются в коробки.

13.45: деньги в бронированных автомобилях доставляются в ближайшие от «Ропекс» участвующие в операции банки.

14.00: с помощью телеграфно-электронной аппаратуры осуществляются их переводы в еще несколько банков.

14.15: один из калифорнийских банков, задействованных в цепочке, молниеносно переводит капитал на счет фирмы «Ронель Рефининг Инк» нью-йоркского отделения «Чейз Манхеттен Банк».

14.45: «Чейз Манхеттен Банк», ничего не подозревая, переводит деньги электронной почтой в другие банки, которые, в свою очередь, без задержки перечисляют их в один из банков столицы Уругвая – Монтевидео.

С 15.00 в дело вступают фирмы-призраки:

«Ронель», якобы специализирующаяся на торговле золотыми брусками, и «Ропекс», используемая в качестве ширмы в процессе переброски денег в банки ряда стран. Свинцовые бруски, напыленные золотистой краской, «Ронель» переправляет в «Ропекс», который как бы «продает» их под видом настоящего золота задействованным в афере ювелирным магазинам.

15.30: в Монтевидео местные банки получают распоряжение о переводе денег.

16.00: представители «Летры» появляются в этих банках и приступают к «репатриации» в Колумбию многомиллионных сумм, заработанных всего за 2 часа продажи кокаина на улицах Лос-Анджелеса.

Итак, вся операция стала чисто бумажной трансакцией между двумя фирмами, «продающими» и «покупающими» золото, которого они никогда не видели. «Отмытые» таким путем грязные деньги заканчивали путь в Медельине3 .

Когда мы слышим об «отмывке» денег и офшорных зонах, в нашем воображении зачастую возникают смутные образы Каймановых или Бермудских островов, в крайнем случае -  набивший оскомину Кипр. Но реальность далеко не всегда такая.

Доход, получаемый европейскими, английскими и североамериканскими банкирами от операций на черных рынках, составляет подчас весьма существенный процент от легальных сделок. Чтобы не быть голословными, возьмем очень солидный и известный в прошлом Bank of Credit and Commerce International (BCCI). В 1989 году оборот банка составлял 23 миллиардов долларов США. В банке работало 14 000 сотрудников. BCCI, на тот момент, был одним из самых крупных банков в Соединенном Королевстве Великобритании и Северной Ирландии, и шестым крупнейшим банком в мире. В его распоряжении находились 425 отделений в 73 странах. BCCI «отмыл» около 20 миллиардов долларов США. Руководство банка создало «черную сеть», в деятельности которой было задействовано 20% служащих банка. Они создали внутренние силовые структуры, скопировав при этом силовые ведомства государства со своей собственной разведкой и контрразведкой и разного рода исполнительными группами, участники которых прошли спецпідготовку, и в обязанности которых входил подкуп, похищения и убийства. Клиентами этого банка были высшие должностные лица правительств, главы государств, наркотрафиканты и известные террористы. Незаконная деятельность осуществлялась в рамках законной, причем, клиентами банка являлись свыше миллиона граждан.

Совсем недавно в отчете французского парламентского комитета говорилось, что Лондон стал раем для отмывания денег. Сити, считают французские парламентарии, не торопится с принятием мер против финансовой преступности. Автор отчета Арно Монтебур заявляет: «Сити – это закрытая вселенная, где каждый банкир и бизнесмен превыше всего ставит молчание». В документе говорится, что нужно ужесточить правила финансового регулирования на таких принадлежащих Великобритании территориях, как остров Мэн и Нормандские острова, и, опять же, делается акцент на офшорных юрисдикциях.

Исполнительная, законодательная и судебная власть Мексики, попав в коррупционную ловушку, не справляясь с обязанностями, а, во множестве случав, не только попустительствуя, но и напрямую участвуя в наркобизнесе, заявляет, что насилие происходит лишь в узком кругу людей, непосредственно занимающихся нелегальным бизнесом, и что, мол, обычного человека это не затрагивает.

Все это ложь. Наркобизнес, ставший в стране на один уровень по доходности и влиянию на институты власти с военной промышленностью, и имеющий на сегодняшний день свои собственные силовые структуры и средства массовой информации, а также успешно ведущий информационную и идеологическую войну против официальных медиа, породил вокруг себя обычную беспредельную «синьку», т. е. уголовную плесень, порожденную слабостью власти и всеобщей безнаказанностью.

Мексика – католическая страна с глубоко верующим населением. Тем более в государстве, где официальное правительство бросило население на произвол судьбы, люди ищут прибежища в вере.

В церковь ходят все. Хорошие проповедники здесь ценятся, как нигде. Особенно в приграничных городах, где вероятность попасть под случайную пулю достаточно велика.

Стресс, хотя и притуплен привычкой, но все же накапливается. Просто от постоянного сознания риска жить в таких городах, как Тихуана или Хуарес.

Не обязательно заниматься криминалом, чтобы попасть под случайную пулю или оказаться жертвой ограбления. Или, допустим, потерпевшим от последнего новомодного изобретения южноамериканских бандитов, так называемого мгновенного похищения (ecspres sequestro), смысл которого заключается в том, что жертве похищения и ее родственникам не дают времени на сбор необходимых средств, а просто выметают всю наличность, которую те имеют.

 Множество священников там в своих проповедях помогают людям перебороть страх смерти. Смерти явной и настолько очевидной, что европейцу, не пожившему в приграничных городах, этого просто никогда не понять.

Костел святого Изидра находится рядом с госпиталем, напротив котрого, через дорогу, расположилось похоронное бюро. Такое соседство своей нарочитостью скорее вызовет у человека улыбку, чем какие-то другие эмоции.

Автор, оказавшись в костеле совершенно случайно, ненароком попал на проповедь человека, глубоко поразившего его своей верой и простотой поведения. Священника звали отец Мигель, и его таланту и силе убеждения могло бы позавидовать множество психологов, НЛПистов, эриксоновских гипнотизеров и прочих самозванцев, которых ныне развелось немало.

Проповедь была о страхе.

Он в совершенно доступной форме, без пафоса и церковной символики, объяснил нам всем, как вредно, а, главное, бесполезно бояться чего бы то или кого бы то ни было. Здесь я приведу лишь небольшую часть его проповеди о страхе:

«Полиция в Мексике, выезжая на место происшествия, обязательно надевает маски. Это не паранойя. Это принцип – дать противнику как можно меньше информации о себе. Информация – это подчас вопрос жизни и смерти, вопрос благополучия или бедствия. Отсутствие правдивых сведений синтезирует в нашем сознании монстров и привидений. Этот страх перед ними мы потом передаем нашим детям. Наивная вера в увиденное и услышанное, нежелание задумываться над происходящим, привычка бежать, куда укажут, плыть, куда несет течение, нежелание самостоятельно думать и действовать порождает страх и духовную нищету. Люди, думайте, познавайте, анализируйте, не бойтесь умереть от пули, бойтесь умереть своей смертью, так и не поняв, где и в каком мире вы прожили свою жизнь, а главное – зачем».

Mexico. Siudad Juares. 15.09.11.

  1. №1 M16 (официальное обозначение – Rifle, Caliber 5.56 mm, M16). M16 и ее варианты до настоящего времени остаются основным вооружением американской пехоты. Это одна из наиболее распространенных моделей стрелкового оружия в мире – было выпущено более 8 миллионов экземпляров.
  2. №2 Хосе Рейес (Jose Reyes) – мэр города Хуарес в настоящее время.
  3. №3 Источник: Вестник Интерпола, 1999, 25–26 июня 1999 г. С. 6.
Назад в архив Версия для печати