Версия для печати
Фото из сети

Хроника пикирующего Bombardier

Подзабытый уже нами знойный Оман, канун гибели украинского Боинга в Иране, ушлый глава российского Совбеза Патрушев, один номерной чартер на двоих BD-700-1A10 и... молчаливый президент Зеленский.

Именно такую скандальную историю предлагают нам на очередной компроматный десерт. И? А ничего. Совсем ничего. И никак.

Да, разумеется, легендарная, уже «патриотическая группа», изольётся обильной ядовитой слюной, доказывая наличие огромнейшей зрады. Вот просто немыслимый и катастрофический конец света наступил. Но, на самом деле, никакой зрады и близко нет. Есть только потрясающее неумение кое-кого адекватного реагировать на сложные вопросы и его же упорное нежелание взрослеть, убирать забавных «детей» из собственного окружения и жёстко реагировать на факапы.

Скорее, это уже классическая для Владимира Александровича история о том, что его команда отличается медийным мракобесием, не готова даже к элементарной прозрачности и предпочитает работать строго по проигранному факту. История о бесконечных и предсказуемых медийных провалах, когда одна маленькая ложь тут же дополняется другой маленькой ложью. Потом третьей и четвёртой. И, в итоге, все это вызывает уже гомерический хохот из-за нелепых отмазок, и даже получило общее ироничное название: «менделизм XXI века».

Причина? Банальна. Изначально команда работает спонтанно - «а давай махнём в Оман и порешаем?», не просчитывая риски и не продумывая легенды. И вся эта спонтанность дополняется отсутствием зубастой медийной команды, способной оперативно и профессионально откомментировать кризис и снизить репутационные ущербы. Впрочем, главное не это. Просто, ребята до сих пор всерьёз верят, что в наше время что-то можно утаить.

По сути же самого Омана. Хотя это и не совсем уже актуально в нашем турбогосударстве полезных идиотов.

Зеленский вполне может и даже должен легально, официально, публично сформировать боевитую команду для ведения всех форм переговоров. С РФ, разумеется. Это больно, сложно, нервно, но обязательно. Чтобы снимать крайне конфликтные проблемы.

Уже давно ясно, что фанфаронистые заявления вчерашних - «а давайте морду набьём агрессору!» - не имеют никаких реальных подоплёк. Нечем бить. И уж тем более это сложно сделать тем, кто сам себя сладостно обворовывал и с каждым годом ухудшал качество жизни в стране. Короче, переговоры нужны. 

Но есть две обязательные особенности. Первая. Ведение переговоров - это жёсткая личная война. Это хорошее знание оппонентов, их слабостей и (обязательно) сильных сторон. Это умение долго держать удар, хитро обманывать, прятать истинные намерения, держать паузы, когда в испуге давят уже свои.

Сложно? Безусловно. Это либо божественный дар, либо многолетние спецтренировки.

И, вторая. Подобные переговоры не могут быть тайными. Особенно в Украине. Нужно больше доверять своим.

Понятно, что это совсем не означает необходимость слива всего содержания переговоров. Но уж точно не нужно постфактум орать - «вы все врете!»

Михаил Подоляк

Назад в архив Версия для печати