Версия для печати
Фото: Макс Левин

Как при Петре Алексеевиче

Чем больше слушаю вскрики и всхлипы украинских политиков в различных ток-шоу, тем чаще вспоминаю советских пропагандистов великого и всеобъемлющего учения марксизма-ленинизма. Истовое, но совсем не искреннее, словоговорение и оголтелый цинизм.

Не интересуюсь спортом, никогда не смотрю футбольные матчи. По-видимому, по этой причине – равнодушию к спортивным рекордам, совсем не горжусь мировым достижением господина Зеленского, сумевшего побить мировой рекорд длительности публичных выступлений, установленный ранее кубинским диктатором Фиделем Кастро. При этом – верю в искреннее желание Владимира Александровича оптимизировать внутреннюю жизнь в нашей стране.

И совсем не верю в эмоциональные всхлипы оппозиционных депутатов, не понимающих, как слуги народа посмели не проголосовать за создание депутатской комиссии для разбора всем нам известной одесской трагедии. А ведь всё так просто: они, депутаты представляют собой главную власть, а президент – лишь второстепенную.

Так по конституции. По нашей конституции. Недовольны слугами народа? Действуйте, пригласите, настоятельно попросите президента прибыть в парламент для ответов на вопросы. И об Одессе также.

Не придет? Пригласите еще раз. Публично, многократно пригласите.

Стыдно слушать псевдо эмоциональные инвективы депутата Рабиновича, зачастую переходящие в ругань. Только слова. Никаких действий.

Когда-то, в далекие от нас 60-ые годы прошлого века, в московском институте иностранных языков на французском факультете историю КПСС преподавала престарелая пламенная коммунистка. Однажды, почему-то связав революцию 1917 года в России с французской войной, она во время лекции произнесла громко и убедительно: «И вот, Жанна Д Арк своими пламенными речами заразила всю французскую армию (далее последовала короткая пауза) духом патриотизма!»

Студенческая аудитория, состоявшая исключительно из комсомолок, взорвалась долгим хохотом. Старушка-историк была искренней, в отличие от наших народных депутатов она в идеалы верила.

Неужели так трудно пригласить в парламент Владимира Александровича? И рассказать ему там эту полуанекдотическую историю. Авось рассмеётся. И попросит своих слуг (народа) переголосовать…

А вообще – стыдно и мерзко.

Опять, как при Петре Алексеевиче.

Семён Глузман

Назад в архив Версия для печати