Фото из сети

Как при Чаушеску

За последние годы чистая международная инвестиционная позиция Украины изменилась с почти минус $50 млрд. в 2014-м до минус $22,06 млрд. в 2018-м. В 2019-м (январь–ноябрь) показатель достиг минус $23,35 млрд.

О чем говорит данный показатель? В маленькой Грузии он составляет 145% ВВП, то есть суммарные вложения в эту страну международных кредиторов/инвесторов почти в полтора раза превышают годовой валовой продукт страны. В Украине индикатор чистой международной инвестиционной позиции существенно ниже — 16,9% ВВП (по итогам 2018 г.).

В течение последних нескольких лет он незначительно изменяется за счет возврата старых кредитов и низких темпов прироста ПИИ. То есть, мы медленно, но погашаем внешнюю задолженность, но это пока никак не сказывается на росте нашей инвестпривлекательности.

Зато наши экономические агенты хранят почти $100 млрд. в наличной валюте, на счетах и депозитах, которые составляют большую часть активных статей международной инвестиционной позиции Украины. По сути, это модель Румынии времен Чаушеску с определенными поправками, где валютные накопления выполняют роль хеджирования валютных рисков населения и бизнеса на черный день, внешняя задолженность погашается крайне медленно, а ПИИ в экономику не идут. 

На этом фоне и происходит деконструкция индустриального ядра, которое пытаются подать как "созидательное разрушение", забывая, что это работает в инновационных экономических системах, а мы пока можем в большей мере лишь копировать, и получается "сознательная рестрикция" национального экономического потенциала. Промышленное ядро "стирают ластиком" неэффективной экономической политики (точнее, ее отсутствием), а рост стоимости завезенных подержанных "евроблях" пытаются подать как бум технологического импорта.

Алексей Кущ

Назад в архив Версия для печати