Фото из сети

Йоля палы Авакова

Предыдущая статья

Собутыльники ещё целый час пили мероприятийное пиво. Этот часовой объём употреблённого напитка Алексей Юрьевич Тымченко также сохранил в тайне.

Виктор Владимирович Верголяс, как и «Хозяин», и «Кум», приехал за рулём собственного автомобиля.

В.В.Верголяс, как определил на слух Алексей Юрьевич, ехал по селу Бурты на большой скорости. Он буквально как «Боинг-737» «залетел на базу».

Квартет участников мероприятия в полном составе вышел встречать недостающего им пятого товарища. Гость поприветствовал встречающий его почётный караул, достал из багажника «Тойоты» две бутылки вина и «ми зайшли в офісне приміщення де продовжили спілкування».

Из объяснения Александра Юрьевича Тымченко совершенно точно понятно, что он сразу возненавидел «громадянина Верголяса» вследствие того, что присоединившийся к квартету участник мероприятия, едва переступив порог офиса, стал поучать всех. Виктор Владимирович Верголяс менторским голосом говорил:

- «Хозяину», начальнику 115-й исправительной колонии подполковнику внутренней службы Тарану Виталию Григорьевичу;

- «Куму», заместителю начальника 115-й исправительной колонии подполковнику внутренней службы Тымченко Алексею Викторовичу;

- весящему приблизительно как два мешка с сахаром Чернявскому Анатолию Васильевичу;

- своему товарищу Синченко Владимиру Викторовичу, -

о том, как нужно вести сельское хозяйство.

Одновременно, Виктор Владимирович Верголяс поделился с присутствующими на мероприятии лицами опытом правильного ведения бухгалтерии. Завершил свой ликбезовский спич «громадянин Верголяс» высказываниями о том, какая у него «крутая» сеялка.

Нашёл кого учить правильной бухгалтерии! Ежегодно, по окончанию отчётного периода, в котельной 115-й исправительной колонии сжигается по нескольку огромных мешков бумаг из этой самой бухгалтерии! А уж как вести сельское хозяйство без пяти минут (или – уже?) кандидат сельскохозяйственных наук Виталий Григорьевич Таран, к тому же – многолетний практик, знает и без него!

И снова в объяснении Алексея Юрьевича, между строк пытающегося всю вину на развитие бурных событий в ночь с 03 на 04 мая 2017 года переложить на «громадянина Верголяса», вылезает, мягко говоря, неправда.

Подполковник внутренней службы Тымченко Алексей Юрьевич

С одной стороны, «Кум» Тымченко утверждает, что Виктор Верголяс непрестанно, во время пиво- и винопития, учил присутствующих жизни. С другой стороны, оказывается, что, всё-таки, в течение почти двух с половиной часов приятного взаимного общения участники мероприятия не только слушали монолог «громадянина Верголяса», но и осуществляли некую беседу.

То есть, с 18:00 до 22:20, - четыре часа и двадцать минут, - участники мероприятия в количестве сначала четырёх, а после 20:00 – пяти человек, мирно «общались», вели «разговоры».

В 22:20 А.Чернявский и В.Таран дружно, в один голос, сказали, что им необходимо ехать. Ни провожающие их, ни сами убывающие не испытывали дискомфорта от того, что после четырёх с лишним часов алкогольных возлияний подполковник внутренней службы Таран Виталий Григорьевич сел за руль своего автомобиля и поехал из села Бурты через весь Кагарлык в свой же дом. О том, как уезжал Анатолий Васильевич Чернявский, - в качестве водителя или пассажира, - исторический отчёт «Кума» скромно умалчивает.

«Провівши їх… ми, а саме Сінченко В, Верголяс В. та Тимченко О. залишились далі сидіти за столом».

Далі буде…

Совместное продолжение сидения за столом продолжалось ещё полчаса.

Сидя за столом, Виктор Владимирович Верголяс, по словам Алексея Юрьевича Тымченко, «уже почти допивал» вторую бутылку привезённого им же вина. Более того. К 22:50 04 мая 2017 года «громадянин Верголяс» «був досить випивший для керування автомобілем».

«В результаті чого Сінченко В. приблизно о 22 год 50 хв. зателефонував своєму водієві Босенко Ю . і попросив його, щоб той приїхав на  базу так як необхідно буде проїхати в с. Переселення підвезти людину», - объясняет «Кум» Тымченко.

Состояние своего непосредственного начальника, Виталия Григорьевича Тарана, исходя из его же классификации алкогольного состояния, Алексей Юрьевич Тымченко не счёл как «достаточно выпившим для управления автомобилем». Может, нашим законодателям стоит прислушаться к мнению подполковника внутренней службы Тымченко А.Ю. и определять наличие алкоголя в крови не в промилле, а навскидку, по принципу «достаточно – недостаточно»?

Тем временем, за столом в офисе, «громадянин Верголяс» продолжал поучать оставшихся собутыльников ведению сельского хозяйства. От восхваления достоинств собственной сеялки, Виктор Владимирович перешёл к резкой критике сеялки Владимира Викторовича Синченко. Затем, желая окончательно добить своего знакомого Володю, Верголяс В.В. сказал, что, если захочет, то осуществит фермерскую аннексию села Бурты, зайдёт в село и будет здесь хозяйствовать.

Владимир Викторович с достоинством ответил зарвавшемуся пьяному гостю, что если он захочет, то может то же самое сделать в селе Переселення, в месте дислокации «громадянина Верголяса». Как утверждает подполковник внутренней службы Алексей Юрьевич Тымченко, «серйозності цій розмові ніхто не придав та все було гуртом переведено та сприйнято, як жарт». Однако, дальнейшее развитие событий показало, что некоторые присутствующие на мероприятии из числа «гурта» были иного – нешуточного – мнения относительно высказывания Володи.

Через полчаса, а если быть точнее – в 23:10 по хронометражу «Кума» Тымченко, - к офису в селе Бурты приехал водитель Владимира Викторовича Синченко, Юрий Викторович Босенко. Трое активных участников мероприятия вышли на улицу. Там Юрий Босенко и Владимир Синченко запихнули находящегося в положении риз Виктора Верголяса на заднее виденье его же «Боинга-737».

Так как заместитель начальника 115-й исправительной колонии подполковник внутренней службы Алексей Юрьевич Тымченко посчитал, что он «недостаточно выпивший для управления автомобилем», то он сел за руль своей машины, развернул её и уже подумывал ехать к себе домой. То есть, после пяти с лишним часов непрерывного алкогольного отравления собственного организма, «Кум» Тымченко сел за руль!

Его своевременно остановил Володя. Но не потому, что хотел предупредить административное правонарушение со стороны Алексея Юрьевича Тымченко в виде езды в состоянии алкогольного опьянения за рулём. Володя попросил подполковника внутренней службы об одолжении.

Владимир Викторович Синченко попросил Алексея Юрьевича Тымченко поехать с ним в качестве сопровождающего бренного тела обладателя высококлассной сеялки и специалиста в области бухгалтерии Виктора Владимировича Верголяса.

- А потом вернёмся, - зачем-то добавил Володя.

«Кум» 115-й исправительной колонии внял просьбе своего знакомого. Поставил свою машину. Сел на переднее правое сиденье автомобиля «Тойота» Верголяса В.В. Хозяин автомобиля и Володя сидели сзади. За рулём был вообще не пивший сегодня Юрий Викторович Босенко.

Компания заехала в город Кагарлык. Верголяс Виктор Владимирович предложил попить чаю в его офисе, в селе Переселення. Но, по его словам, для чаепития недоставало сигарет.

Заехали в местный, круглосуточно работающий, магазин. Владимир Синченко дал своему водителю (на данный момент времени – водителю Верголяса) Юрию Босенко денег, и тот по-молодецки сбегал за сигаретами.

Когда водитель вернулся, Виктор Владимирович повторил приглашение попить чаю в его офисе.  «Ми погодилися», - отметил в объяснении подполковник внутренней службы Тымченко А.Ю. Согласились при условии, «если не долго».

Верголяс Виктор Владимирович условие гостей принял. Действительно, чай эти ночные любители чаепития в Переселенни пили не долго.

В селе Переселення автомобиль заехал «за контору Верголяса». Виктору Владимировичу пришлось в третий раз за сегодняшнюю ночь попросить гостей подняться для чаепития на второй этаж. Гости не сопротивлялись.

В очередной раз отмечая телесное состояние хозяина офиса, Алексей Юрьевич Тымченко в своём объяснении делает на этом акцент: «Верголяс неміг чітко попадати в замок, а тому, я світив йому своїм телефоном».

В конце концов, «Кум» досветился до того, что Верголяс чётко попал. И они вчетвером поднялись на второй этаж. И вчетвером же зашли в кабинет Верголяса Виктора Владимировича.

«Я налёг на бег, на стометровки, в бане вес согнал…»©

В офисе Верголяса В.В. каждый из посетителей занялся любимым делом. Владимир Викторович Синченко сразу направился к аквариуму и попросил «Витю» дать ему какого-нибудь корма для рыбок.

«Кум» 115-й исправительной колонии Алексей Юрьевич Тымченко зашёл за стол «для нарад, який стояв з правого боку».

Водитель Юрий Викторович Босенко остался стоять «за декілька метрів від вхідних дверей».

Пока они занимали свои позиции, хозяин офиса Виктор Владимирович Верголяс, осуществляя свой коварный план в отношении званых гостей, зашёл в смежную с кабинетом комнату. Обещанное им «чаепитие в Переселенни» началось.

Вот как красочно описывает в своём объяснении начало чаепития подполковник внутренней службы Алексей Юрьевич Тымченко:

«Я почув брязкіт затворного механізму якоїсь зброї».

Подполковник-«Кум» не ошибся.

Из комнаты вышел Верголяс Виктор Владимирович, который начал «стріляти чергою в усі боки наказуючи всім лягти на пол».

Опытный подполковник внутренней службы Тымченко А.Ю. беспрекословно выполнил команду и спрятался за стол. У Владимира Викторовича Синченко из виска текла кровь. Как точно определил заместитель начальника 115-й исправительной колонии, «відразу всі сильно злякалися і почали заспокоювати Верголяса В.».

Хозяин офиса, вопреки увещеваниям, не успокаивался. Он подбежал к Юрию Викторовичу Босенко, ударил его прикладом в лицо и приказал лечь.

В этот момент храбрый подполковник внутренней службы Алексей Юрьевич Тымченко успел, в свою очередь, подбежать к вооружённому и очень опасному Виктору Верголясу и вцепился в его автомат…

То есть, по точному свидетельству заместителя начальника 115-й исправительной колонии А.Ю.Тымченко, это был автомат, и стрелял Виктор Владимирович Верголяс очередями!

- Вітя, що ти чудиш, облиш зброю! – Выкрикнул «Кум».

Пока подполковник внутренней службы боролся с гостеприимным хозяином офиса, Владимир Синченко и Юрий Босенко выбежали на улицу.

- Вам пі#да! – Решил соблазнить женским половым органом «Кума» Верголяс В.В.

Подполковник внутренней службы А.Ю.Тымченко на соблазн не поддался. Этих самых женских органов у него на службе было хоть пруд пруди, о чём, с высокой степенью вероятности, могут свидетельствовать многочисленные проверяющие, посещающие 115-ю колонию. И продолжил борьбу за обладание автоматом Калашникова:

«Він знаходячись у мене позаду сказав вам пі#да і наказав мені відпустити автомата і впав на мене зверху, на що я відтиснувши трохи назад рвонув різко вперед і вирвав автомат із рук Верголяса В. після чого автомат був у моїх руках, я відпихнув Вітю та вибіг надвір».

Возле дороги стояли вовремя удравшие Владимир Викторович Синченко и Юрий Викторович Босенко. У Владимира текла кровь из виска.

Опытный боец А.Ю.Тымченко, на бегу, с, отобранным у Верголяса В.В., автоматом в руках, сказал:

- Хлопці, побігли! Бо в нього це не остання зброя і він нас буде шукати!

«Хлопцы» пробежали по дороге около двадцати метров. Затем Алексей Юрьевич положил автомат в траву у чьего-то забора, не забыв сфотографировать на память оружие Верголяса В.В.

После выполнения формальной процедуры фотофиксации орудия покушения на свои жизни, троица продолжила свой спринтерский забег. И это – учитывая многочасовое употребление алкоголя.

Сотрудник Минюста, фермер и водитель пробежали в сторону Кагарлыка около 500 метров. На большее не хватило сил.

И, хотя было уже за полночь, Алексей Юрьевич Тымченко позвонил своему начальнику, Виталию Григорьевичу Тарану и доложил текущую опасную для собственной жизни обстановку.

Заместитель начальника 115-й исправительной колонии почему-то не вызвал полицейских, а вызвал своего непосредственного руководителя. Значит, уровень доверия к последнему был у «Кума» выше, чем к представителям власти.

Вскоре, как и предполагал Алексей Юрьевич Тымченко, Виктор Владимирович Верголяс начал звонить Владимиру Викторовичу Синченко. Видимо, хотел извиниться за доставленные гостям неудобства и отменить свое предложение по награждению гостей женскими половыми органами.

Володя не отвечал. Наверно, не знал о благих намерениях В.В.Верголяса. А думал, что тот хочет воплотить в реальность запланированное убийство гостей.

В темноте прячущиеся от Виктора Верголяса беглецы наблюдали за передвижениями джипа их потенциального убийцы. Тот ездил по улицам Кагарлыка с надеждой отыскать неблагодарных гостей. Ездил, естественно, за рулём и в стельку пьяный. Возможно, с оружием. Вполне возможно, что у него была аналогичная справка:

Ибо, его не заметили патрульные полицейские. Его не заметил дежурный по Кагарлыкскому ОП на камерах наблюдения. И, главное, что в ту ночь его никто не остановил. Возможно, что к обоюдному счастью. Потому что могли быть реальные трупы.

Избежавшая расстрела троица в темноте вышла в сторону вышки. Туда же подъехал и Виталий Григорьевич Таран, проспавшийся, насколько можно проспаться за несколько часов. И начальник 115-й исправительной колонии повёз беглецов в полицию.

Хулиганство Верголяса

С этого самого момента становится понятным, откуда аналитик Арсена Б. Авакова взял обнадёживающие цифры прогресса в новосозданной полиции.  

Прибыв в Кагарлыкское ОП, избежавшие расстрела граждане сообщили дежурному, что хотят официально зарегистрировать случай вооружённого нападения на них.

Как, по мнению министра внутренних дел должен был действовать дежурный? Конечно же, зарегистрировать заявления и отправить на место несостоявшегося убийства оперативно-следственную группу.

Но дежурный для начала предупредил заявителей о том, что если он этот случай зарегистрирует, то ему придётся сообщать об этом в областное управление Нацполиции. То есть, дежурный из каких-то собственных соображений попытался отговорить посетителей Кагарлыкского ОП от написания ими заявлений.

Дежурным, согласно записи в соответствующем журнале, в ту ночь был полицейский майор Александр Васильевич Яременко.

Многие специалисты в области полицейского бесправия попытались объяснить, что-де это не личная инициатива дежурного – прилагать все усилия для как можно меньшего количества регистраций заявлений, а некое устное указание начальника ОП по фамилии Дудник, по имени – Александр Анатольевич, подполковника полиции. Наверное, это так. Значит, дежурный, отговаривающий заявителей, давал присягу не не верность народу Украины, а на верную службу А.А.Дуднику?

Но на этот раз  попытка уговорить заявителей у дежурного не прошла.

«- Ми відповіли, що повідомляй кого хочеш».

Таков был достойный ответ потерпевших.

Подполковник внутренней службы Алексей Юрьевич Тымченко остался в полиции оформлять заявление, а подполковник внутренней службы Виталий Григорьевич Таран повёз Владимира Викторовича Синченко и Юрия Викторовича Босенко в районную больницу.

Тем временем у «Кума» очень сильно разболелась левая нога, которую он «підвернув в результаті даного інцеденту». «Хозяин» 115-й исправительной колонии вернулся в Кагарлыкское ОП и забрал своего заместителя в больницу.

Начальник Кагарлыкского ОП подполковник полиции А.А.Дудник, к величайшему удивлению подполковника внутренней службы А.Ю.Тымченко, нёс свою службу не во вверенном ему Арсеном Б. Аваковым ОП, а в районной больнице и, как заведённый, уговаривал пострадавших успокоиться.

Подполковник полиции Дудник Александр Анатольевич. 105-й год чучхе. Фото из сети

На вопрос Алексея Юрьевича о том, задержали ли Виктора Владимировича Верголяса, начальник Кагарлыкской полиции ответил, «що з ним працює група, а він такий пяний, що неможе вийти із кабінета».

По глубокому убеждению подполковника полиции Александра Анатольевича Дудника, Виктор Владимирович Верголяс настолько пьян, что его невозможно вытащить из кабинета, а сам он не в состоянии выйти из него. По ещё более глубокому утверждению трёх (!) беглецов от этого самого не имеющего сил выйти из собственного кабинета потенциального убийцы В.В.Верголяса, тот был в состоянии сесть за руль собственного джипа и колесить по улицам Кагарлыка с целью завершить неудавшийся расстрел гостей.

Четыре человека – два мнения! Но мнение одного начальника полиции перевесило предубеждения трёх пострадавших, и Александр Анатольевич Дудник приказал врачам освидетельствовать подполковника внутренней службы Алексея Юрьевича Тымченко и сельхозпроизводителя Владимира Викторовича Синченко на предмет наличия в их организмах алкоголю.

«На що ми відмовились», - заявил «Кум». Видимо, была весомая причина для этого отказа.

Тогда подполковник полиции А.А.Дудник лично попросил пострадавших, чтобы они лично показали то место, куда они спрятали оружие.

«Ми поїхали і показали», - утверждает заместитель начальника 115-й исправительной колонии.

Но он утверждает также, что, когда полицейский эксперт поднял этот автомат, то, вследствие неумения при обращении с боевым оружием, экспертом был произведён выстрел боевым патроном в сторону дома, под забором которого автомат лежал.

«Хоча я попередив, що вона заряжена», - объясняет Алексей Юрьевич Тымченко.

Итак, на улице - ночь, возле забора жилого дома суетятся полицейские, которые с какой-то радости вдруг стреляют в сторону дома.

После этого «контрольного выстрела» ответственный за изъятие боевого оружия полицейский, по мнению подполковника внутренней службы А.Ю.Тымченко, изобразил, что оружие опечатал. Хотя «ніхто її не опечатував, а просто поклав у картонний ящик, а потім у багажник службової Ниви Шевроле».

И, наконец-то, пивопитейное мероприятие для его участников завершилось. Виталий Григорьевич Таран «нас усіх розвіз подомам».

Последствия неправильного изъятия автомата полицейскими заместитель начальника 115-й исправительной колонии ощутил уже через несколько часов. В 08:10 04 мая 2017 года ему лично позвонил начальник Кагарлыкского ОП Александр Анатольевич Дудник и попросил приехать к нему вместе с Владимиром Викторовичем Синченко.

Пострадавшие от вооружённого нападения приехали.

И подполковник полиции А.А.Дудник начал рассказ.

Он рассказал, что Верголяс Виктор Владимирович является влиятельным человеком. А финансы, которыми располагает «Переселенский стрелок», помогут ему «вирішити питання в наших корумпованих судах».

Тут Алексей Юрьевич Тымченко не уточняет, какие суды подразумевал в своей обличительной речи начальник Кагарлыкского ОП Александр Анатольевич Дудник в качестве коррумпированных: Кагарлыкский районный суд, или, заодно, и суды вышестоящие?

Пострадавших тут же заинтересовал вопрос: а что же будет чуть не расстрелявшему их Виктору Владимировичу Верголясу? Подполковник полиции Дудник А.А. «пояснив, що дії Верголяса це не що інше як хуліганство».

Что же касается оружия, из которого Верголяс В.В. пытался расстрелять пострадавшую троицу, то это «ніякий не автомат, а карабін і він знаходиться у нього на законних підставах».

Начальник Кагарлыкского ОП подполковник полиции Александр Анатольевич Дудник был убеждён в своей убеждающей пострадавших речи в том, что если карабин находится у обладателя отличной сеялки Виктора Владимировича Верголяса на законных основаниях, то, значит, он имеет право на отстрел своих приглашённых гостей. Заявление подполковника внутренней службы Тымченко А.Ю. о том, что Верголяс В.В. стрелял очередями, как из автомата, а не одиночными выстрелами, как из карабина, начальником Кагарлыкской полиции было проигнорировано. Не зря Алексей Юрьевич точно и справедливо отметил, что при изъятии автомата с места происшествия его не опечатали соответствующим образом и, посему, через несколько часов оружие несостоявшегося убийства превратилось из автомата в карабин.

Далее подполковник полиции А.А.Дудник признался, что «ми неможимо нічого вдіяти і якщо ми напишемо що претензій не маємо то після експертизи по автомату (автомату! – Авт.) можливо по Верголясу буде справа».

Правду говорят: если нельзя побороть мафию, то нужно возглавить её. Перефразируя это крылатое выражение, можно утверждать, что, уговаривая потерпевших написать заявления о том, что они не имеют претензий к Виктору Владимировичу Верголясу, чуть не расстрелявшему их, то, возможно, после экспертизы по автомату(!) будет дело (в смысле – уголовное производство), главный полицейский начальник Кагарлыкского района А;А;Дудник, уберегая коррумпированных, по его мнению, судей Кагарлыкского районного суда от грехопадения в виде взятки от Верголяса В.В., жаждал взять этот грех на себя. И взять на себя, как естественное последствие результата положительного решения в пользу «Переселенского стрелка», личный долг правонарушителя перед начальником полиции.

«На що ми відповіли, що діло не в справі діло в тому що сьогодні він нас мало не вбив, а завтра уб’є не нас так когось іншого», - стояли на своём пострадавшие.

Не добившись от пострадавших отказа, «начальник Дудник завів нас до слідчого де ми написали пояснення суть яких вам відома».

На этом объяснение заместителя начальника 115-й исправительной колонии подполковника внутренней службы Александра Юрьевича Тымченко было завершено. А что же с уголовным производством в отношении «Переселенского стрелка» Виктора Владимировича Верголяса?

Автор этих строк пытался связаться с этим стрелком по живым мишеням – людям, но тот на контакт не пошёл. Видимо, он уже «порешал» свои вопросы с соответствующим начальством, и теперь может продолжать по-прежнему «хулиганить» своим зарегистрированным оружием.

Как рассказал один из сотрудников – подчинённый В.В.Верголяса, - сразу же после инцидента в кабинете шефа был сделан ремонт, который уничтожил следы от пуль.

Виктор Владимирович Верголяс (на всякий пожарный!) слёг в одну из киевских больниц.

Алексей Юрьевич Тымченко откликнулся на просьбу встретиться, но встреча эта так и не состоялась, очевидно, ввиду занятости «Кума». В телефонном же разговоре подполковник внутренней службы сообщил, что Верголяс Виктор Владимирович извинился перед ними, и вопрос о попытке убийства снят по взаимной договорённости.

Личному же йолиному аналитику Арсену Б.Авакова, благодаря действенной работе начальника Кагарлыкского ОП Обуховского ОП в Киевской области подполковника полиции Дудника Александра Анатольевича, добавлен очередной плюс в минус при подсчёте правонарушений.

Геннадий Устинов

Главный редактор издания

Продолжение

Назад в архив Версия для печати