Версия для печати
Фото из сети

Говорить на языке матери

О слепке нашего общества и о том, почему неспособность модернизировать страну у нас может быть предопределена

Глубоко сегментированное общество - это разбитое зеркало, каждая социальная группа видит в своем осколке лишь часть общего отражения, нередко искаженного.

Страна с социальной дефрагментацией не способна на достижение великих целей, у нее нет больших амбиций. Нет суверенности и субъектности.

Ее население будет у экранов телевизоров следить за тем, как самолет со 117 тысячами доз "цивилизованной" вакцины, приземляется в столичном аэропорту.

Такая страна не способна и на большой экономический толчок в своем развитии, пребывая в состоянии летаргического сна.

Наше общество не просто сегментировано, оно сегрегировано, когда значительную часть лишают права на управление страной.

На вершине социальной пирамиды у нас находятся рентоориентированные элиты, нацеленные на снятие коррупционных рент. 

Как многие представители "патриотических сил", они могут вначале своей карьеры носить георгиевскую ленточку, а потом - вышиванку. Они такие же националисты, как их отцы были коммунистами.

Технически управляет страной "янычарский корпус" - представители грантовых структур. Они нацелены исключительно на деньги и/или возможность уехать из страны (со временем).

Им все равно, какие идеи реализовывать. Сегодня они за реформу Супрун, а завтра в США и ЕС перейдут к мобилизационной медицине и они разместят в своей ленте портрет Семашко.

Их мало, по отношению к интеллектуальной элите страны, но их концентрация в коридорах власти доходит до 99%. 

Они выступают мерилом всего того, что разрешено делать в этой стране в части реформ. 

Как библейское "мене, мене, текел, упарсин: исчислил Бог царство твое и положил конец ему; Текел — ты взвешен на весах и найден очень лёгким; Перес — разделено царство твое и дано Мидянам и Персам.."

Ниже в иерархии располагается элита (в финансово-имущественном понимании), то есть прослойка богатых людей страны. Она неоднородна. 

Но значительная часть ее страдает "комплексом Мюнхгаузена по доверенности", когда мать незаметно причиняет увечья своему ребенку, а потом начинает его показательно лечить в надежде получить похвалы от окружающих, мол какая она заботливая родительница.

Примерно 10% обеспеченных украинцев поддерживают самые токсичные реформы , причиняя вред своей стране, в надежде на некое признание. 

Действуя по принципу, чем хуже, тем лучше: тарифы должны быть высокими, цена на газ и электроэнергию - большими, пенсии - маленькими, а лучше вообще их отменить. 

Их финансовое благополучие зачастую не зависит от ситуации в стране, они даже выигрывают от девальвации гривны: рестораны дешевые. 

У них есть запасы финансовых ресурсов, пассивные доходы от активов или оплата по аутсорсу из-за рубежа. 

Все остальные для них, кто не разбогател - совки, халявщики, патерналисты. 

Для них не олигархи "садятся на бюджет", а многодетная мать, с детьми "низкого качества". 

Одна из наших ключевых неудач - прослойка относительно богатых людей не стала в Украине драйвером качественных изменений, направленных на рост и полностью утратила способность солидаризироваться с теми, кто остался за бортом жизненного успеха. 

Что неудивительно, учитывая, что многие из них парвеню в первом поколении, а эта группа, как правило, очень презрительно относится к той среде, из которой вышла. 

Отсюда и такая тяга к вензелям на кованых заборах из несуществующих гербов выдуманных родословных.

Самое удивительное, упомянутую выше группу поддерживают примерно 10-15% относительно бедных. 

Это люди тоже с психологическим комплексом - стокгольмским синдромом, когда мучитель отождествляется со спасителем, а тот, кто хочет помочь - воспринимается как враг. 

Ну это примерно как люди, отдающие зимой половину доходов за газ и считающие, что "хлопцы в Нафтогазе молодцы".

Эта группа бедных, наивно полагает, что богатые сделают и их такими же. И закономерно становятся еще беднее.

Внизу этой социальной пирамиды находятся "патриоты" и "ватники с совками". 

Судя по голосованию за Зеленского, последние и есть то самое молчаливое большинство, глубинный народ, если брать терминологию испанского писателя и философа Унамуно, а также работы еще одного испанца Ортеги-и-Гассета. 

Эти люди хотят просто жить, растить детей, накапливать на пенсию, строить свои дома, сажать деревья. 

Говорить на том языке, который услышали из уст матери и на котором написаны имена их предков на могильных крестах. 

Они хотят читать те книги, которые им нравятся, а не те, что "нужно", смотреть телевидение, где обсуждают их проблемы, а не Прямой, ходить в свою церковь.

Именно это молчаливое большинство и загоняют в фрустрацию низкосортности, вторичности, прививают комплекс вины за "якык агрессора". 

И это большинство хотят лишить политического представительства, превратив в зулусов и создав для них некий аналог апартеида. 

Осталось еще пришивать "красные звезды" и выдавать удостоверение коллаборанта.

Как например, бывший министр Рева и, одновременно, выпускник Ленинградского военно-политического училища имени Андропова, который в одном из комментариев под моим постом написал мне: "Чемодан, вокзал, Россия".

То есть, я, киевлянин в четвертом поколении, у которого на киевских кладбищах похоронен отец, дед и прадед, у которого здесь выросли сыновья - пятое поколение, должен уехать? 

Но это мой город, в котором я знаю каждый камень и с историей которого неразрывно связан тысячами невидимых нитей...

Длительное пребывание в состоянии стресса, в условиях постоянного запугивания, привело к тому, что общество у нас превращается в толпу невротиков: агрессивных, легко возбудимых, не способных на анализ и выявление причинно-следственных связей, манипулируемых как изнутри, так и извне.

Здесь нужно либо отрешиться от происходящего, либо впасть в пограничное состояние невротика, либо стать философом.

Наше общество нужно врачевать. 

Врачевать долго, терпеливо и бережно. Зеленский явно не справился с этой ношей, хотя его и выбирали как "врачевателя", способного снять с общества пятилетний гипертонус власти Порошенко, который выталкивал из страны пачками миллионы украинцев.

Осталось найти такого политика-врачевателя. И надеяться на излечение. А потом появится и шанс на развитие.

И, в завершение, строчки Гребенщикова: 

Этот поезд в огне,

И нам не на что больше жать.

Этот поезд в огне,

И нам некуда больше бежать.

Эта земля была нашей,

Пока мы не увязли в борьбе,

Она умрет, если будет ничьей.

Пора вернуть эту землю себе.

Алексей Кущ

Назад в архив Версия для печати