Версия для печати
Фото из сети

Формат нового неоколониализма

Новый консенсус глобального рынка заключается в том, что политика монетарного смягчения (QE) в виде постоянного расширения долларовой ликвидности становится бессрочной и любое ее прекращение чревато структурным, глобальным, экономическим кризисом.

С начала прошлого кризиса в 2008 г. мировые центробанки эмитировали новую ликвидность в эквиваленте $16 трлн., и изъятие этого инфляционного навеса пока невозможно. По сути, развитый мир стоит на пороге новой монетарной теории - отрицательных процентных ставок, использования долговых инструментов в целях налогово-бюджетной политики и безлимита по кэшу. Это эра бесплатных денег, но не для всех, а только лишь для тех, кто печатает резервные валюты.

Тот же МВФ призывает расширить инструменты стимулирования и не ограничиваться лишь мягкой денежно-кредитной политикой, но поддержать ее адекватными бюджетными инструментами. По мнению фонда, "таким странам, как Германия, следует воспользоваться отрицательными ставками по займам, чтобы инвестировать в социальный и инфраструктурный капитал, даже исходя чисто из соотношения затрат и выгод".

Проблему инфляционного навеса, может частично решить непродуктивная скупка материальных активов развивающихся стран. Это формат нового неоколониализма. Как показывает теория мир-системного анализа Валлерстайна, глобальный неоколониализм будет развиваться в контексте изменения взаимоотношений и экономических связей богатых осевых стран и бедных переферийных экономик.

Главная задача - это поиск новых путей для экономической дискриминации глобального юга (Индия, Китай, страны АСЕАН) и новая колонизация Африки, хотя под раздачу попадут и такие страны, как Украина. Валлерстайн определял колониализм как отсутствие независимости, а неоколониализм - как низкий уровень самостоятельности в принятии ключевых решений.

Как формируется неоколониализм в условиях новой монетарной теории "лишних денег"? В том числе и с помощью земельной аккумуляции (land-grabbing). Захват земель может быть связан как с концепцией маржинальной прибыли, получаемой с помощью низкого уровня переменных затрат, так и с простым владением тем или иным видом активов для сохранения стоимости денег в условиях отрицательных процентных ставок (в том числе, для получения ренты в виде арендных платежей).

В первом случае, речь идет о максимизации прибыли в результате захвата местных энергетических ресурсов, во втором – о выкачивании из страны земельной ренты в пользу западных пенсионных, венчурных и инвестиционных фондов, в основном, за счет выращивания монокультур.

Колониализм всегда был связан с захватом новых земель, и аналогии здесь очевидны. Драйвером этого процесса становится банальная гонка транснациональных финансовых групп за положительной доходностью. Если у тебя в стране депозит в банке приносит не прибыль, а затраты на его хранение, а клиенты требуют роста доходности активов хотя бы на уровне 2-3%, то ты будешь вкладывать ресурсы в земельные плантации хоть в Африке, хоть в Украине и покупать местные инфраструктурные объекты, способные генерировать рентные потоки.

Подобные вложения решают и дезинфляционные задачи, ведь туземцы, продавшие свою землю и получившие зеленые бумажки, любят их хранить в трехлитровых банках и в подушках. А, значит, миллиарды долларов избыточной эмиссии не будут давить на цены в США и надолго выйдут из денежного оборота, снижая глобальное инфляционное воздействие расширенной ликвидности.

По своей природе, это не классические инвестиции, так как у новых неоколониальных инвесторов точно такие же мотивы развивать сельское хозяйство в Украине, как у Британской торговой компании - "подымать" Индустан в XVIII-XIX вв. Единственное, что интересует владельцев лишних денег - это простое монопроизводство и рентные платежи. Даже заросшие бурьяном активы их не разочаруют - все лучше, чем обесценивание денег в условиях отрицательных процентных ставок.

Это поведенческая модель человека, у которого столько денег, что ему некуда их попросту тратить. Скупая ненужные ему активы, он практически не думает, зачем ему все это надо. Единственный мотив - если не вложиться сегодня, остаток на депозите через год уменьшиться на 0,5% за счет отрицательной ставки. На 5% за десять лет. Вот только в отличие от эмиссии денег, площадь земельных наделов и количество качественных инфраструктурных активов увеличить невозможно.

Если подытожить, то вероятность нового мирового кризиса действительно существенно уменьшилась. Тут впору обвинить аналитиков в апокалиптических прогнозах. Но не стоит забывать, что аналитики, они - как таперы в американской салуне XIX в. – играют, как могут, и "стрелять" в них бессмысленно.

Непредсказуемость - это ключевой элемент рыночной игры, и без него мы бы жили в упрощенной плановой экономике времен СССР. Мы уже писали о методологии "размытого контура", который применяется мировыми регуляторами для трансформации резкой и быстрой фазы кризиса в долгую и менее заметную статистически стагнацию. Ее еще называют ловушкой средних доходов Эйхенгрина, когда рост ключевых экономик сократится до 1-2% с аналогичной динамикой реальных доходов населения. Теоретически, это не будет рецессией...

Что касается блокиратора кризиса, то после процедуры "брексита", на мировой карте вырисовывается мощный треугольник в виде возрождения оси "Британской империи": США, Канада, Великобритания, с темпами роста экономики на уровне 2%+, которые, в перспективе трех-пяти лет вполне могут загнать ЕС "за Можай", когда потенциала одной Германии явно не хватит для вытягивания "за косичку" европейской экономики из "болота" таких стран, как Италия, Греция, Испания...

И тут мы опять возвращаемся к новой теории глобальной дефрагментации вместо системного глобализма, когда синхронного роста мировых экономик уже не будет, а будет асинхронное развитие, при котором счастье одних волне может уживаться с лузерством других. В этом плане нынешнее правительство Украины опять может оказаться "впереди планеты всей".

Большая часть токсичных решений "новых лиц" принималась в ожидании кризиса - его нет, а токсичность осталась. В этом контексте, Украина может стать уникальной страной рукотворного кризиса, которая решила опередить весь мир в процессе деструктивного разрушения экономики. А кризис так и не наступил.

Алексей Кущ

Назад в архив Версия для печати