Фото из сети

Дикий позор

Сегодня, в Давосе, наш, выживший из ума, гарант, дал интервью “Bloomberg”. 

Говорит, я держу пальцы скрещенными и надеюсь, что мы получим транш от МВФ, как и МОЙ парламент, МОЕ правительство и МОЙ народ. 

Петя, это не мы твои, это ты наш! Чиновник и исполнитель, от которого мы не знаем, как избавиться. 

В этом номере, с потолком из кристаллов Сваровски, ты же за наш счет решил поселиться? Роскошь за счет самого бедного в Европе народа. Ты что, совсем с мозгами не дружишь?! Сколько лично я заплатила за золотое напыление на стенах твоего номера?! 

Сколько у нас там в оффшорах?! Два годовых бюджета, или три? А этот наш, самый главный, держит пальцы скрещенными, чтобы повесить еще один миллиард на нас и наших детей?

Международные ростовщики, начиная с этого года, начнут требовать возврата одолженного – всего от 14, 5 до 16 млрд. долларов в течение 3 лет. Петя понимает, что отдавать нечем, все украдено, в том числе им и его "семьей". Потому и держит пальцы скрещенными. 

Отдаст новым долгом и повышением цен на газ для населения. Уже пообещал. Уже согласился. 

Представлять аграрный комплекс Украины привез в Давос часть своей «семьи» - невестку и Косюка. И сам отчитался за проделанную работу. Осень, говорит, была хорошей – в прошлой осени повстречались мы и реформы. 

Тьфу! Приехал председатель колхоза с семьей и кумовьями, и отчитался о проделанной работе. Приврал, где только смог, но на то он и председатель колхоза…

Только что посмотрела фильм «The Post» с Мерил Стрип и Томом Хэнксом. Этот фильм, как и "Darkest Hour" о Черчилле, номинирован на Оскар. В этом году есть чем мозгам и душе порадоваться. 

В руки двум газетам «The Washington Post» и «The New-York Times» попали секретные материалы о войне во Вьетнаме. Президент Джонсон и министр обороны Макнамара знали, что война во Вьетнаме не закончится победой и все равно посылали туда американских парней воевать и погибать, чтобы оттянуть унижение от поражения. 

Эти две газеты напечатали секретные материалы, хотя на них оказывали невероятное давление. После того, как вышла первая статья, на обе газеты правительство США подало в суд. Но судья вынес оправдательный приговор, сказав, что пресса служит управляемым, а не правителям.

В этом и состоит демократия. А главный редактор «The Washington Post» выдал слова, которые можно припечатать к современной Украине – если промолчим о преступлениях этого (президента), за ним появится точно такой же, а потом - снова точно такой же… 

Вот так роют себе могилу – молчанием!

Там шум у нас поднялся из-за интервью Портнова. Я никак не реагировала, думала, поважнее вещи есть, о которых стоит написать. Но это тоже важным оказалась. 

Тут надо отделить Влащенко от самого интервью. Влащенко для меня - не журналист. Журналист – это когда тебе за твою позицию не платят. Это когда за твою позицию тебя уважают. Есть такое понятие, исчезающее из украинской журналистики – некупленная позиция. 

Интервью Портнова? Знаете, если бы у меня была возможность, я бы у каждого из «папередников» взяла интервью, разговорив их на договорняки с Петей и его кодлой. Два дня тому назад, после очередного «суда над Януковичем», его адвокат сказал: «Крым был платой за высокие должности». Я уже об этом два года пишу. Ничего нового, но это - первая ласточка с той стороны. 

По поводу взятого у Портнова интервью прочла много возмущенных комментариев. В том числе, и на странице у Роксоланы Хмары. Там одна написала: «Дикий позор!»

Хочу всем этим протестующим ответить вот что: в диком позоре мы живем с вами с 2010 года, и позор этот крепчает с каждым днем. 

Дикий позор – это когда у тебя трижды судимый и дважды сидевший президент! 

Дикий позор – это когда у тебя такой президент, как Порошенко, кровь от крови и плоть от плоти от своей кремлевской матки, не устающей плодить режимы для Украины. 

Позорней Порошенко быть никого не может! Почему? Потому что он, после Майдана, хладнокровно всем нам вогнал нож в спину, по самую рукоятку. Вот мы уже почти четыре года и ходим с этим ножом под сердцем, потому что, если его вынуть, кровью истечем. Вот это позор! 

И Давос с «МОИМ народом» был лишним этому подтверждением… 

В ООН подсчитали, что к концу этого столетия нас, украинцев, останется 28 млн. Всего лишь! 

Так зачем исчезающей нации такие плодородные земли, которых ни у кого в Европе больше нет? Зачем держава, самая большая в Европе? Забрать и поделить! 

Думайте, народ, стоит ли дальше молчать. Геноцид начат и продолжается.

Сегодня у знаменитого робота Софии спросили об Украине. В ответ она заплакала. Правильно сделала, потому что нет на земле больше такого народа, который бы соучаствовал в своем собственном истреблении…

 

Елена Ксантопулос

Назад в архив Версия для печати