Версия для печати
Фото из сети

Антоша Молниеносный и «их» система

На 01 июня 2020 года, на 15:00 по киевскому времени, назначено проведение внеочередного закрытого заседания Комитета Верховной Рады (ВР) по вопросам правоохранительной деятельности. На Комитете его члены будут обсуждать ситуацию, которая обнажилась в Кагарлыкском отделе полиции в ночь с 23 на 24 мая 2020 года. На этот закрытый междусобойчик приглашены руководители Национальной полиции Украины и Государственного бюро расследований.
 
Почему заседание «закрытое»? Видимо, «слугам народа» есть, что скрывать от своего «хозяина», то есть, народа. А председатель этого охранительного комитета, Денис Анатольевич Монастырский, попытался объяснить хозяину-народу суть сбираемого правоохранительного хурала:
 
«Мы хотели бы выяснить, было ли это системным явлением в этом подразделении, или отдельно взятым случаем. Это, пожалуй, главный вопрос, который мы хотим выяснить на этом закрытом заседании. Поскольку руководство полиции приняло решение о расформировании всего подразделения, то есть предположение, что такие случаи были нередки, а возможно, были и другие сотрудники этого подразделения, которые совершали такие действия, - сказал председатель комитета Денис Монастырский».
 
Если это, по словам Дениса Анатольевича, действительно «главный вопрос», который они хотят выяснить на этом закрытом от посторонних глаз заседании Комитета, то Комитет можно и не собирать. Потому, что, не дожидаясь его заседания, Антон Юрьевич Геращенко дал исчерпывающий ответ на главный вопрос, озвученный Дмитрием Анатольевичем Монастырским:
 
"Мы строим систему, при которой она реагирует на подобные события. Еще раз повторю: до Майдана подобные действия скрывали. У нас же позиция - и это как раз результат работы министра внутренних дел - у нас полная нетерпимость к пыткам и насилию", -  сказал заместитель главы МВД в интервью "1+1".
 
Итак, Дмитрий Анатольевич Монастырский озабочен главным вопросом:
 
- Мы хотели бы выяснить, было ли это системным явлением в этом подразделении, или отдельно взятым случаем?
 
- Мы строим систему, при которой она реагирует на подобные события, - отвечает ему Антон Юрьевич Геращенко.
 
«Мы», по Геращенко, - некие строители системы, реагирующей на «подобные события». 
 
Что подразумевает под этим термином Антон Юрьевич Геращенко, непонятно. Возможно, «подобные события» для него – изнасилования полицейскими граждан, которых, априори, они должны защищать от «подобных событий»? 
 
Далее, Антон Юрьевич Геращенко подробно, со знанием дела, расписывает, как в строящейся ими системе «они» реагируют на эти самые «подобные события». Он почему-то считает, что «их» реакция на изнасилование в Кагарлыкском районе «была молниеносной». 
 
Тут же получив за этот рапорт в ФБ кличку от своих же читателей «Антоша Молниеносный», Антон Юрьевич Геращенко попытался обосновать свой оправдательный, в сторону своего шефа, Арсена Борисовича Авакова, посыл. По его словам, «молниеносность» руководимой Арсеном Борисовичем строящейся системы подтверждается следующим:
 
«Сообщение из больницы о насилии и пытках в отношении потерпевшей поступило в Обуховский отдел полиции в 24 мая в 18:47».
«Уже через полчаса, в 19:15, были установлены личности подозреваемых, а в 19:40 их задержали».
 
- Так будет с каждым, кто, надев погоны и получив власть, нарушит закон и совершит преступление, - с присущим ему охранительным апломбом заявил заместитель министра внутренних дел Антон Юрьевич Геращенко. - Их ждет суд и справедливое наказание в виде лишения свободы на длительный срок!
 
И даже храбро опубликовал в сети фотографии насильников из системы, которую «они» строят.
 
Николай Кузив. Фото А.Ю.Геращенко
 
Сергей Сулима. Фото А.Ю.Геращенко
 
Соглашаясь с Антоном Юрьевичем Геращенко по поводу системы, которую «они» строят «хап-способом», утверждаю, что «так будет с каждым» Антоши Молниеносного, на самом деле, не соответствует действительности. И вот почему.
 
Тот самый Кузив Николай Богданович в ночь с 07 на 08 января 2020 года вместе со своими сослуживцами, оперуполномоченными Обуховского ОП, Сергеем и Ярославом, изнасиловали Александра П., жителя Кагарлыка. 
 
Наше издание писало об этом чрезвычайном происшествии. Уже из этих двух случаев напрашивается вывод, что Кузив Николай Богданович, как и его трое сослуживцев, извращенцы в погонах. Погонах полицейских, получивших власть и нарушающих законы.
 
С того времени прошло четыре с половиной месяца. «Молниеносной реакции» от строителей системы нет до сих пор никакой.
 
Более того. На следующий день, после освобождения из полицейских застенков, Александр П. вместе с родственниками пошли в местную Кагарлыкскую прокуратуру и написали заявление о совершении преступления. По канонам строящейся Антоном Юрьевичем Геращенко и «ими» системы, насильниками и палачами-полицейскими, - Николаем Богдановичем Кузивым,   Сергеем и Ярославом, - «молниеносно» должны были заняться Департамент внутренней безопасности (ДВБ) Нацполиции и Государственное бюро расследований (ГБР). 
 
Возможно, если местная Кагарлыкская прокуратура не замяла это дело, ДВБ и ГБР и занимались полицейскими насильниками. Но настолько плохо, что Кузив Николай Богданович совершил новое, очередное изнасилование, став насильником-рецидивистом. А ведь если бы тогда, в январе 2020-го, реакция Антона Юрьевича Геращенко была «молниеносной», майского насилия бы не произошло в силу того, что к этому времени как Николая Богдановича Кузива, так и его подельников, полицейских-насильников, уже ждали бы «суд и справедливое наказание в виде лишения свободы на длительный срок!». Как говорил в начале прошлого столетия У.Фолкнер, «тут не Россия, где нацепил бляху – и на него уже управы нет». Но говорил он про Америку. У нас же, в строящейся Антоном Юрьевичем Геращенко и «ими» системе, всё по-другому. 
 
Но вернёмся к Кагарлыку. Как выстраивается там система Антоши Молниеносного и «их», а, так же, ответим на главный вопрос, интересующий главу Комитета ВР Монастырского Дениса Анатольевича, наивного и, прибывшего, судя по его недоумению, с другой планеты.
 
Если для определения систематичности совершаемых в Кагарлыке полицейскими преступлений Денису Анатольевичу Монастырскому мало двух фактов пыток и изнасилований со стороны начальника СУР Кагарлыкского ОП Кузива Николая Богдановича и его сослуживцев-оперов, приведём лишь несколько примеров, которые были расследованы нашим изданием и давно опубликованы в сети.
 
В мае 2017 года военной прокуратурой и сотрудниками ДВБ были задержаны и.о. начальника СО Кагарлыкского ОП Соколовский Валерий Леонидович и оперуполномоченный того же ОП Федонюк Ю.
 
По словам ДВБ Нацполиции, к ним обратилась женщина, заявившая, что опер Обуховского ОП Федонюк Ю. угрожает её мужу уголовной ответственностью за хранение гранаты. Женщина утверждала, что гранату мужу подбросили.
 
Опер Федонюк Ю. предложил задержанному «порешать» закрытие дела всего лишь за 1500 долларов США.
 
 
17 мая 2017 года Соколовский В. И Федонюк Ю. были задержаны при получении взятки. Тогда же, в своём сообщении, ДВБ отметило, что задержанный опер, лейтенант полиции, «обоснованно подозревается в совершении других тяжких преступлений».
 
04 мая 2017 года после продолжительной пьянки местный Кагарлыкский фермер Верголяс В.В. устроил стрельбу по собутыльникам. Среди последних оказался бывший на то время опером 115-й ВК Тымченко А.Ю., который, спасаясь от пуль, утверждал впоследствии, что фермер стрелял по ним очередями. То есть, из автомата.
 
 
Дело это, благодаря усилиям бывшего на тот момент начальника Кагарлыкского ОП Дудника А.А., было замято.
 
11 ноября 2017 года в ходе обыска, санкционированного судом, под предводительством начальника Кагарлыкского СУР Данилаша М.С., из квартиры исчез таинственным образом золотой крестик с цепочкой, принадлежащей ребёнку. Мать ребёнка написала заявление. Реакция на заявление, была, естественно,  соответственной канонам строящейся Антоном Юрьевичем Геращенко и «ими» системы. То есть, никакой. 
 
В ночь с 19 на 20 января 2016 года в Кагарлыке жестоко пытали и ограбили Николая Гриценко и его жену. Показания свидетелей, добытые нашими журналистами, лежат в деле, которое находится в полиции. Реакции «системы» Антоши Молниеносного на это преступление до сих пор нет. 
 
В декабре 2016 года неизвестные угоняют автомобиль «Нива», принадлежащий местной агрофирме. Кагарлыкский опер Гембар Д.А. «сливает» видео с камер наблюдения совершенно посторонним людям. Авто до сих пор полицейскими не найдено.
 
11 августа 2019 года в селе Слобода, неподалёку от Кагарлыка, некий прокурорский работник, будучи сильно нетрезвым, несколько раз выстрелил из ружья. Дело было возле местного кафе.
 
Кто-то вызвал Кагарлыкских полицейских. Полицейские протестировали прокурора на наличие алкоголя в крови и составили протокол по ст. 174 КУоАП («стрельба из огнестрельного оружия в населённых пунктах») и протокол о появлении в общественном месте в нетрезвом состоянии. Наказали ли того прокурора по служебной линии? Неизвестно.
 
Подобных «системных» фактов можно найти в Кагарлыкском ОП немало. Было бы желание. И, учитывая актуальность «главного вопроса», возникшего у Дениса Анатольевича Монастырского, наше издание отправило ему, накануне закрытого заседания Комитета ВР, следующий документ: 
 
 
Подождём ответа.
 
А пока хотелось бы добавить ещё несколько вопросов к главному вопросу, мучающему Дениса Анатольевича Монастырского:
 
- Угнанные только в Киеве около одной тысячи автомобилей за 2019 год, - это система?
 
- Если бывший полицейский Дарницкого и Деснянского Киевских полицейских управлений Николай Игоревич Чешко систематически  передаёт деньги автоворам и после этого возвращает хозяевам угнанные у них автомобили за их же деньги, - это система?
 
Хотя вопросы и риторические, желательно было бы получить на них официальные ответы. От того же председателя Комитета ВР Монастырского Д.А.
 
Геннадий Устинов
Главный редактор издания
Назад в архив Версия для печати